Skip to content

Правда о «советском диктате»

10.06.2011 Пятница

Алексей Чичкин

Советский Союз был финансово-экономическим донором восточноевропейских стран социалистического содружества

После 15-летнего перерыва в Москве прошли декады документального и художественного кино Польши и Чехии. Интересный репертуар, актерское мастерство, хорошая режиссура и работа операторов – все это вместе и обеспечило аншлаг. Но при всем разнообразии фильмов нельзя было не обратить внимания на присущий всем работам акцент: Советский Союз, якобы, диктовал странам Восточной Европы, какую внутреннюю и социально-экономическую политику проводить. Мягко говоря, удивительно было видеть в неплохих в целом фильмах столь избитое клише. И начать хотелось бы с экономики.

Напомним, что в 1948-1950 гг. СССР списал, по меньшей мере, треть репарационных платежей, причитавшихся ему от Венгрии, Румынии и Восточной Германии (а также Австрии и Финляндии). По данным статистики ГДР, Польши, Чехословакии, Венгрии, Румынии и Болгарии, в 1950-1969 гг. капиталовложения из СССР в общем объеме капиталовложений в эти страны превышали 60%, а доля поставленного оборудования достигала, минимум, 70%. Причем, до 60% советских инвестиций и поставок происходили в обмен на товары и некоторые виды промышленного сырья, а 20-25% вообще передавалось безвозмездно, в качестве подарка. Именно в те годы в «братских» странах были заложены основы современной энергетики, транспортной инфраструктуры, основных промышленных и сельскохозяйственных отраслей. Благодаря Советскому Союзу, и только ему, Восточная Европа быстро восстала из послевоенных руин.

С 1960-х СССР фактически стал главным финансовым и сырьевым донором для большинства стран-членов СЭВ (исключая Албанию), поставляя свою продукцию по ценам намного ниже мировых.

До 70% объема советских поставок приходилось на сырье. Вместе с тем, за восточноевропейскую продукцию Советский Союз платил по мировым расценкам.

После военного вмешательства СССР в известные события в Венгрии (1956 г.) и ввода войск стран Варшавского Договора в Чехословакию (1968 г.) Москва пошла на беспрецедентные экономические льготы для «сэвовских» стран. СССР стал всё чаще списывать им долги по кредитам, по поставкам товаров, повышать цены на их товары для СССР и удешевлять стоимость советских товарных поставок в страны Восточной Европы. А также предоставлять новые, максимально выгодные им кредиты. Кстати, руководитель Венгрии в 1947-1956 гг. Матиас Ракоши и многие эксперты полагают, что события в Венгрии, не в последнюю очередь, были инспирированы хрущевским руководством, чтобы обеспечить в Советском Союзе так называемую «десталинизацию». Так ли это было или иначе, но советские льготы для Восточной Европы с конца 50-х становились все более разнообразными, притом что внедрения каких бы то ни было советских политико-экономических стандартов не происходило.

Еще в середине 40-х — начале 50-х Сталин неоднократно призывал восточноевропейских руководителей максимально учитывать специфику и традиции этих стран и ни в коем случае не копировать советскую практику. Даже «Албанский Сталин» — Энвер Ходжа (руководил Албанией в 1948-1985 гг.) отмечал в своих мемуарах, что Сталин советовал «осторожно обращаться с мелкой и средней буржуазией», «с некоммунистическими, но национально-патриотическими партиями», «не добиваться рекордов в полемике с религией и коллективизации сельского хозяйства, делая упор на создании и развитии кооперативного движения на селе». Похожие советы адресовались также Болеславу Беруту, Владиславу Гомулке, Клементу Готвальду, Георге Георгиу-Деж, Георгию Димитрову, Василу Коларову. Так, Берут отмечал «настроенность Сталина на максимально возможном сохранении в новой Польше и Восточной Европе в целом социально-экономических и внутриполитических традиций и на то, чтобы, например, госпланирование было тщательным, подробным и больше рекомендательным, а не превращалось бы в некую догму, всё более «захватывающую» советское планирование». Готвальд упоминал рекомендацию Сталина о «целесообразности развития экономического соревнования между разными формами собственности в экономике, грамотного а не директивного регулирования культурной жизни, минимального партгосконтроля за профсоюзами… И не надо сверху «насаждать» коммунистическую идеологию».

 Мао Цзэдун и Чжоу Эньлай следовали, пожалуй, главному совету Сталина: «Больше учиться на ошибках и промахах, а не только на достижениях Советского Союза»…

Многие подобные рекомендации были учтены в большинстве стран Восточной Европы, а также в Китае, Северной Корее, Северном Вьетнаме, а впоследствии – и на Кубе. Назовем кратко лишь основные из них. Так, почти все компартии стали именоваться рабочими (Польша, Румыния), трудовыми (Албания, Венгрия, Северная Корея), социалистическими (ГДР). В восточноевропейских странах, кроме Румынии и Албании, (а также в Китае и Северной Корее) сохранялись некоммунистические, но национально-патриотические партии. Их представители неоднократно были и министрами, и вице-председателями парламентов, вице-премьерами, возглавляли профсоюзные структуры. Более того, членство в правящих партиях в восточноевропейском регионе не было, как в СССР, обязательным условием-стимулом карьерного роста (только Румыния и особенно Албания полностью копировали это условие). Кроме Албании, нигде более верующие-члены правящих партий не подвергались преследованию. Зарубежные (из капстран) радио- и телетрансляции не глушились, как в СССР и Албании (в Румынии по собственной инициативе глушение применяли только в январе — декабре 1989 г.).

В отличие от СССР, кроме Албании и частично Румынии, не было ограничений на посещение «западных» стран в зависимости от партийности, семейного положения, национальности, вероисповедания. А процедура получения загранпаспортов была более простой чем в СССР. Даже в Международный валютный фонд Румыния, Польша и Венгрия в конце 70-х — начале 80-х вступили без каких-либо возражений со стороны СССР. Эти страны и еще Чехословакия получили в 60-х — 70-х гг., в отличие от СССР, льготы на рынках США, Канады и Западной Европы.

Все страны Восточной Европы свободно торговали с Западом и, в частности, имели свои национальные экспортно-импортные пошлины, которые (за исключением Албании) были намного ниже советских.

Военно-политическая напряженность в отношениях СССР с другими странами не продуцировалась на политику восточноевропейских стран. Они продолжали развивать отношения, к примеру, с США, Китаем, Израилем, франкистской Испанией, салазаровской Португалией и даже с полпотовской Камбоджей.

Сельхозобъединения типа советских колхозов существовали только в Албании и Румынии, но только в Албании их доля в производстве продовольствия была максимальной – 70-75%. Платежно-покупательная способность национальных денег и, соответственно, уровень зарплат, стипендий, пенсий, соцпособий почти во всех странах Восточной Европы (кроме Албании) были стабильно выше, чем в СССР, а цены и тарифы – ниже. Экономическое планирование было в основном рекомендательным-прогнозным (исключая Албанию). И ни в одной восточноевропейской стране-члене СЭВ (кроме, опять-таки, Албании) не было ни квартир-«хрущёвок» (даже в Албании), ни ограничений на владение дачами, автомобилями, сберкнижками и т. п. Как, скажем, и в подписке на зарубежные газеты и журналы (ограничения существовали в Румынии, Болгарии, ГДР и Албании).

В общем, отличий между СССР и восточноевропейскими соцстранами было много. И именно эти отличия обусловили и вполне пристойный уровень благосостояния народов стран социалистического содружества. Согласно социологическим опросам в Восточной Европе (2009-2011 гг.), минимум половина населения бывшей ГДР, Польши, Словакии, Чехии, Венгрии и Румынии считает, что уровень жизни в «социалистический» период был намного выше, чем сегодня.

По тем же опросам, повсеместное с конца 1980-х жесткое навязывание «западных» культурно-поведенческих стандартов не идет ни в какое сравнение с тем, как были представлены и пропагандировались советские стандарты.

Такие же мнения, кстати, высказываются и в Прибалтике. Так что пресловутый «советский диктат» — это своего рода дань западной моде в искусстве восточноевропейских стран, а в более широком смысле – часть системной фальсификация истории. Вполне можно согласиться с Марылей Родович, заявившей после своего концерта весной 2005 г. в Москве: «Ныне, если сравнить с 50-80-ми годами, всем нам очень непросто сохранить не только свою культуру и ее традиции. Но и свою славянскую душу…». Наверное, организаторы и участники московских кинодекад решили представить нашу общую историю несколько иначе. Но факты – вещь упрямая. И следовало бы их знать, а еще лучше — не забывать.

Источник

Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: