Skip to content

Рождение нового Ближнего Востока

12.06.2011 Воскресенье

Татьяна  Хрулева

«Тот, кто правит Ближним Востоком, правит миром;
и тот, кто стремится к мировому господству,
просто обязан проявлять интерес к Ближнему Востоку»
Альберт Хурани, английский историк.

В 2006 году, в разгар ливано-израильской войны, бывший госсекретарь США Кондолиза Райс заявила, что происходящее в ближневосточном регионе — это «родовые схватки, в результате которых родится новый Ближний Восток». Последовавшие за схватками роды протекают крайне мучительно и, судя по всему, будут долгими — есть все основания полагать, что Ближний Восток будет лихорадить еще многие месяцы, а то и годы.

В той или иной степени волнения затронули почти весь арабский мир. Список стран, в которых протесты перейдут в открытые столкновения с властями, может расшириться. К какому бы результату не привели эти события, что через несколько лет это будут совершенно другие государства.

Североафриканские Балканы

Острее всего происходящая трансформация ощущается в Ливии. Пожалуй, предсказать, когда в этой стране прекратятся бои, сейчас не возьмется никто. Пока ситуация похожа на тупиковую. Несмотря на активную поддержку сил НАТО, повстанцы удерживают власть только в Киренаике — в двух других провинциях, Триполитании и Феццане, позиции полковника Каддафи остаются достаточно прочными. Это «равновесие», конечно, может нарушить сухопутная операция натовских войск.

Руководство Альянса не скрывает, что главной целью является свержение режима Каддафи. По сути, для них это уже стало «делом чести». Авиаудары по Триполитании пока результатов не принесли. Похоже, единственный способ убрать неуступчивого полковника – это ввести свои войска в страну. Однако до сих пор непонятно, когда такая операция начнется, если начнется вообще. Если резолюция 1973 СБ ООН была принята, по большому счету, без боя, то против наземного вмешательства выступает большая часть международного сообщества.

Конечно, как показывает практика, США и их соратники по НАТО редко прислушиваются к мировой общественности в подобных вопросах. Здесь может сыграть другой фактор: есть все основания полагать, что «блицкриг» НАТО не удастся. Судя по репортажам из Триполи и других городов западной Ливии, местное население настроено на борьбу. А затяжная война в третьей по счету мусульманской стране за последние десять лет вряд ли добавит политические очки Бараку Обаме или Николя Саркози, которых в следующем году ждут выборы.

Но как бы дальше не развивались события, велика вероятность, что Ливия может прекратить свое существование как единое государство. Идея раскола страны надвое обсуждается с тех пор, как стало понятно, что на западе Ливии власть Каддафи будет не так-то просто свергнуть. В связи с этим один из ведущих американских журналистов-международников Фарид Закария отметил, что для США как для потребителя наличие множества маленьких стран-производителей нефти гораздо выгодней, чем одна большая.

Даже свержение Каддафи не гарантирует целостности Ливии. Ведущей политической силой Киренаики уже очень длительное время является суфийский тарикат Сенусийя. Именно к нему принадлежал король Идрис — первый и единственный ливийский монарх, которого свергли в далеком 1969 году Каддафи и его сторонники. Волнения не случайно начались именно в столице Киренаики — как известно, повстанцы выступают под флагом низложенной монархии. Разумеется, сенуситы используют все шансы, чтобы вернуть утраченную власть. Но в Триполитании и Феццане против этого клана настроены враждебно, да и представители других племен тоже не намерены оставаться в стороне.

По сути, дружба против Каддафи – единственное, что объединяет повстанцев. Когда дело дойдет до передела собственности, вряд ли они будут так же едины — ведь на сферы влияния теперь будут делить не просто пустыню, как это было на протяжении многих столетий, а пустыню, буквально пропитанную нефтью. Так что гражданская война может просто перейти на следующую стадию.

В итоге у Ливии очень большие шансы повторить судьбу Югославии — государства, в будущем которого НАТО принимало очень активное участие. Тем более, что примеры сецессии в регионе уже были. Достаточно вспомнить отделение Эритреи от Эфиопии. А совсем недавно, в январе этого года, в Южном Судане состоялся референдум, на котором абсолютное большинство проголосовало за независимость. На фоне бурных ближневосточных потрясений это событие оказалось практически незамеченным. Более того, в связи с обострением ситуации в Йемене все чаще звучат призывы к разделу страны на Северный и Южный Йемен (напомним, до 1993 года это были два разных государства).

Разделяй и властвуй

Необходимо признать, что для раздела Ливии существуют достаточно серьезные исторические предпосылки. Различия между Киренаикой и Триполитанией уходят своими корнями еще в античность – Киренаика была колонизирована древними греками, Триполитания же входила в сферу влияния Финикии, а затем Карфагена. В итоге обе области отошли к Римской империи, однако Киренаика была частью восточных провинций, а Триполитания находилась под непосредственным управлением Рима. После арабского завоевания Триполитания стала частью Магриба, в то время как Киренаика ориентировалась на Египет. Под единое управление Ливия перешла только в XVI веке, после вхождение в состав Османской империи.

В результате войны 1911-1912 годов Турция передала Ливию Италии, которая натолкнулась на упорное вооруженное сопротивление местного населения. Окончательно закрепиться в стране итальянцы смогли уже только при Муссолини. При этом до 1934 года Триполитания и Киренаика считались отдельными колониями Италии, хотя и находились под управлением одного генерал-губернатора.

После Второй мировой войны также могла сложиться ситуация, при которой вместо единой Ливии на политической карте мира оказалось бы три государства. В 1943 году в результате победы над итало-германской армией Ливия была оккупирована союзными войсками. К окончанию войны это была одна из беднейших стран в мире. По данным ЮНЕСКО, общий ущерб, нанесенный Ливии в ходе военных действий, оценивался в $2 млрд. При этом среднегодовой доход на душу населения составлял $15. Единственным на тот момент ценным ресурсом Ливии было геополитическое положение. Справедливости ради надо заметить, что итальянцы рассматривали Ливию как свой «четвертый берег», и поэтому стремились развивать там сельское хозяйство и фабричное производство. Британские и французские власти, а также как всегда вовремя подоспевшие американцы, развитию экономики Ливии особого внимания не уделяли, а земли использовали исключительно в качестве военных плацдармов.

Страна была расчленена на три исторические области: Киренаика и Триполитания перешли под управление Великобритании, Феццан – Франции. В Ливии были нарушены традиционные внутренние экономические и торговые связи, в провинциях были даже введены разные денежные знаки. Французы и англичане предоставляли местным лидерам «ведущие места» на разных уровнях управления, чем натравливали одни кланы на другие.

Несмотря на то, что мирный договор с Италией был подписан еще в 1947 году, решение вопроса о будущем Ливии затягивалось. Его обсуждение началось только в 1949-м на IV сессии ГА ООН. Англичане выступали за создание отдельных государств Киренаики и Триполитании и поддерживали притязания Франции на Феццан. СССР настаивал на признании единой Ливии, выводе всех иностранных войск и ликвидации военных баз в течение трех месяцев. США также были против разделения Ливии, т.к. понимали, что в этом случае «монополия» Британии и Франции в регионе будет почти неограниченной, а подобное усиление позиций ближайших друзей было не в интересах Америки. В итоге был принят именно американский план — предоставление Ливии независимости через 3 года.

Британии и Франции были необходимы новые пути сохранения господства в стране. Решением стало федеративное устройство государства во главе с монархом. Англичане сумели добиться, чтобы королем был провозглашен эмир Киренаики Идрис, с которым они тесно сотрудничали со времен Второй мировой войны. Через ведущих киренаикских лидеров Запад сумел обеспечить свои интересы, в первую очередь, сохранив все военные базы. Единая независимая Ливия была в итоге создана 24 декабря 1951 года.

Если революции зажигают, значит это кому-нибудь нужно?

В 1959 году в Ливии были обнаружены значительные запасы углеводородов. Доходы от добычи нефти значительно улучшили положение страны, однако в основном они были сконцентрированы в руках политической элиты и западных инвесторов. Подобное положение вещей вызывало крайнее недовольство среди населения, которое в итоге и вылилось в революцию 1969 года.

Новый ливийский лидер Муаммар Каддафи оказался крайне «неудобен» для Запада. За первые полтора года нахождения у власти он ликвидировал все иностранные военные базы на территории страны. Нефтяная политика Ливии также была пересмотрена не в пользу бывших ближайших партнеров. Поэтому рвение, с которым войска НАТО стремятся свергнуть полковника, вполне объяснимо. Название натовской операции «Одиссея. Рассвет» говорит сама за себя: ликвидация режима Каддафи даст западным странам возможность вернуться к берегам, которые они достаточно долго считали потерянными. По крайней мере, действующие лица те же, что и раньше: Великобритания, Франция, США и Италия.

При Каддафи в Ливии действительно многое изменилось: ВВП на душу населения увеличился почти втрое и достиг $15 тысяч на человека. Население также увеличилось в три раза. Ливийцы были обеспечены беспрецедентным для Африки социальным пакетом. Так что поддержка, которую выказывают жители западных регионов страны, вполне объяснима.

Есть и еще один любопытный факт: специалисты отмечают, что среди повстанцев, действующих на востоке страны, многие говорят хоть и на арабском языке, но не на ливийском диалекте. Это в очередной раз приводит к выводу, что все волнения в Ливии, как и во всем арабском мире, питаются извне.

О том, что лидеры повстанческих движений на Ближнем Востоке связаны в первую очередь с США, говорят довольно давно. К примеру, «Молодежное движение 6 апреля» (Египет), «Бахрейнский центр прав человека» и один из лидеров йеменских активистов Энтсар Кадхи проходили обучение в таких неправительственных организациях, как International Republican Institute, National Democratic Institute и Freedom House. От этих же институтов они и получали деньги на свою деятельность. Газета The New York Times приводит интересные данные о том, что лидеры арабских молодежных движений в 2008 году посещали США, где обучались продвигать демократию, используя социальные сети и мобильные технологии. Список спонсоров этого семинара красноречив – Госдепартамент США, Юридический факультет Колумбийского университета, Facebook, Google и MTV.

Безусловно, в основе вспыхнувших мятежей лежат внутренние проблемы. Однако, судя по всему, они были очень искусно подпитаны и направлены в нужное русло третьей стороной. Примеров того, как одно правительство провоцирует мятеж против другого правительства с целью его свержения, довольно много. Достаточно вспомнить, как «изящно» при помощи ЦРУ в 1953 году в результате народных волнений был свергнут иранский премьер Мосаддык.

Трансформации в регионе сделали возможным приход к власти радикальных исламистов, для которых США – враг номер один. На первый взгляд, подобный расклад противоречит интересам Вашингтона. Однако, похоже, в основу своей новой ближневосточной стратегии Белый дом решил положить проверенный принцип: если не можешь противостоять процессу – возглавь его. Исламский фактор с каждым годом становится все более значимым в мировой политике. И единственный шанс для США удержать свои позиции на Ближнем Востоке – это попытаться установить тесный контакт с исламским миром, пока еще не стало слишком поздно.

О том, кто выиграет, а кто проиграет в результате этих событий, пока говорить рано. Как всегда, вряд ли в выигрыше окажется местное население. В той же Ливии в результате натовских бомбардировок погибли уже почти тысяча мирных жителей, а доказательств зверств Каддафи до сих пор нет. Экономика Ливии и других арабских стран, охваченных «жасминовыми» революциями, погружается в хаос. И вряд ли в обозримом будущем она вернется хотя бы к показателям конца 2010 года.

Серьезные убытки терпит еще одна сторона – Китай. Во-первых, Поднебесная была одним из основных партнеров Каддафи в нефтяной сфере. Во-вторых, смена ведущих игроков явно ослабит позиции Китая в регионе, где его явно не рады видеть США и их союзники. В-третьих, благодаря тому, что Ближний Восток превратился в пороховую бочку, цены на нефть остаются стабильно высокими, что для китайской экономики является одним из самых страшных кошмаров.

Хочется верить, что волна революций вряд ли может выплеснуться за пределы Ближнего Востока. Однако если китайская экономика начнет пробуксовывать, то предъявлять претензии китайцы будут своему правительству. Опыт арабских восстаний может оказаться здесь весьма поучительным. Конечно, такое развитие событий крайне маловероятно. Но слово «жасминовый» в китайском интернете уже не первый месяц заблокировано. В свою очередь, разбалансирование ситуации в Китае может иметь тяжелые последствия и для России.

Пока же ясно одно – мы действительно являемся свидетелями рождения нового Ближнего Востока. Каким он будет — предугадать пока невозможно.

Источник

Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: