Skip to content

День позорной «независимости» Украины

01.07.2011 Пятница

Вадим Трухачев

30 июня исполнилось 70 лет со дня провозглашения во Львове Украинского независимого соборного государства. Однако повод для праздника весьма сомнительный: провозгласили новую державу пособники нацистов из числа украинских националистов, а предшествовала ей страшная кровавая оргия, учиненная «героем Украины» по версии Виктора Ющенко Романом Шухевичем.

К вторжению в Советский Союз украинские националисты готовились заранее. Весной 1941 года в составе дивизии «Бранденбург-800» был создан украинский диверсионно-террористический батальон «Нахтигаль» («Соловей»). Среди его руководителей был и Шухевич. Впоследствии «соловьи» отличатся карательными рейдами против партизан в Белоруссии. Пока же шли последние числа июня 1941 года. Отступавшая Красная Армия оставила Львов.

Утром 30 июня вместе с передовыми частями Вермахта бойцы Шухевича ворвались в город. Целую неделю там царила кровавая оргия. Украинские националисты с особой жестокостью перебили порядка 100 видных польских ученых, деятелей культуры и членов их семей. Среди жертв были бывший премьер довоенной Польши, академик Казимеж Бартель, ректор Львовского университета Роман Ремский, писательница Галина Гурская. Пришедшая сюда осенью 1939-го Советская власть оставила их в покое. Но не националисты.

Настоящий ад «радетели за свободу Украины» устроили евреям. Шухевич лично объезжал город и следил, чтобы никакого гуманизма к представителям этого народа не было. Евреев заставляли лизать языком мостовую, носить ртом мусор и многое другое. По городу распространялись листовки следующего содержания: «Ляхов, жидов, москалей, коммунистов уничтожай без милосердия, не жалей врагов украинской национальной революции! Знай: Москва, Польша, мадьяры, жиды — это твои враги. Уничтожай их!» И уничтожали. Только за неделю бойцы «Нахтигаля» истребили от пяти до семи тысяч львовян «нетитульных» наций.

Вместе с «вояками» в город прибыли политические лидеры Организации украинских националистов (ОУН) — Степан Бандера, Ярослав Стецько. (Правда, Бандеру немцы предпочли вернуть в захваченный ими ранее Краков.) К вечеру 30 июня они уже чувствовали себя хозяевами положения, и водрузили на ратуше «желто-блакитный» стяг. Все было готово для провозглашения «независимого» украинского государства. Соответствующий акт зачитал Стецько, который стал председателем Украинского государственного правления.

Текст данного документа не оставлял сомнений в том, с кем собирается сотрудничать новая власть и с кем бороться. «Организация украинских националистов, которая… вела в последние десятилетия кровавого московско-большевистского порабощения упорную борьбу за свободу, призывает… украинский народ не складывать оружия… пока на всех украинских землях не будет создана Суверенная украинская власть. На западных землях Украины создается Украинская власть, которая подчинится Украинскому национальному правительству, которое возникнет в столице Украины — Киеве», — говорится в нем.

И далее: «Вновь создающееся Украинское государство будет тесно взаимодействовать с Национал-социалистической Велико-Германией, которая под руководством своего вождя Адольфа Гитлера создает новый порядок в Европе и в мире и помогает украинскому народу освободиться из-под московской оккупации. Украинская национальная революционная армия, которая создается на украинской земле, будет бороться дальше совместно с Союзной немецкой армией против московской оккупации за Суверенное соборное государство и новый порядок во всем мире».

И чтобы совсем уж не оставалось никаких сомнений, Стецько написал письмо одному из вождей Третьего рейха Альфреду Розенбергу по поводу будущих намерений украинских националистов: «Москва и жидовство — самые большие враги Украины. Считаю главным и решающим врагом Москву, которая держала Украину в неволе. И, тем не менее, оцениваю враждебную и вредительскую волю жидов, которые помогали Москве закрепощать Украину. Поэтому стою на позициях истребления жидов и целесообразности перенести на Украину немецкие методы экстерминации жидовства, исключая их ассимиляцию». То есть, отправление в гетто с последующим истреблением.

Постепенно в разных городах Западной Украины создавались местные органы власти, подчиненные Стецько. Новых «хозяев» благословил митрополит Греко-католической церкви Андрей Шептицкий. Бояться вроде бы было нечего — вышеупомянутый Розенберг незадолго до начала войны издал меморандум, где говорилось, что «Украина должна стать независимым государством в альянсе с Германией». Однако в Берлине передумали.

Гитлер пришел в бешенство, узнав о провозглашении ОУН. Под стражей оказались Бандера, Стецько и многие другие лидеры украинских националистов. Первые двое попали в берлинскую тюрьму Заксенхаузен, но условия их содержания больше походили на гостиничные. Они под надзором Гестапо не раз покидали тюрьму и даже выезжали в другие города на «деловые встречи» и отдавали распоряжения подчиненным. Одно из указаний Стецько гласило: «Никакой стрельбы по немцам. Наш враг — Москва». Ближе к концу войны оба деятеля были освобождены.

Уже сидя в тюрьме, Бандера пытался убедить немцев создать независимую Украину, подобную Хорватии или Словакии. В августе 1941-го он писал Розенбергу: «Украинство борется против всякого угнетения, будь то жидовский большевизм или российский империализм… ОУН желает сотрудничества с Германией,… исходя из осознания необходимости этого сотрудничества для добра Украины», «нет лучшей основы для украинско-немецкого сотрудничества, чем признание Германией Украинского государства».

Но немцы его не послушали. На большей части Украины был создан рейхскомиссариат с центром в Ровно. В Галиции же был образован отдельный округ (дистрикт), который был частью существовавшего в Польше генерал-губернаторства. В общем, никакой независимости не было и в помине. Отношения немцев с украинскими националистами испортились, но друг с другом они (вопреки заверениям некоторых современных необандеровцев) не воевали

Собственно говоря, вожди украинских националистов были «лузерами». Своей независимой державы они не получили, немецкие хозяева их в грош не ставили. А жестокая расправа «Нахтигаля» с поляками и евреями в июне-июле 1941 года и вовсе делает того же Шухевича военным преступником. Хотя преступлением был уже сам факт сотрудничества с Гитлером. Тем страннее кажутся былые попытки Виктора Ющенко возвести таких людей в ранг героев.

Как сегодня на Украине воспринимают эту дату? Остаются ли Бандера, Шухевич и Стецько героями в глазах нынешней власти? Об этом в интервью «Правде.Ру» рассуждаетнезависимый украинский политолог Владимир Скачко:

«Слава Богу, в отношении власти к этим людям за полтора года президентства Виктора Януковича произошли позитивные перемены. Суд отменил героизацию и Бандеры, и Шухевича, украинская версия нацизма перестала быть частью общенациональной идеологии, неонацистский ренессанс в нашей стране приостановлен.

Однако в то же время власть ошибочно заигрывает с теми, кто считает 30 июня важной датой в украинской истории и водружает вождей ОУН на щит. Речь идет об объединении «Свобода» во главе с Олегом Тягнибоком. Этого джина неонацизма выпустили из бутылки ради того, чтобы он отнял голоса у главного врага власти — Юлии Тимошенко. Но загнать этого джина обратно в бутылку не удается — как и с Муссолини в Италии, как с Гитлером в Германии. И договориться с ними невозможно, ведь националисты — это фанатики и любую уступку они воспринимают как слабость.

Сегодня экономическое положение украинцев становится все хуже. Десять-пятнадцать процентов населения от безысходности готовы поверить в националистические мифы, искать врагов среди инородцев и иноверцев, голосовать за Тягнибока, возносить на щит бандеровцев. Некоторые представители власти считают, что заигрывание с национал-фашистами следует продолжить до осени 2012 года, когда пройдут выборы в Верховную Раду. Но есть опасность, что теперь откровенные неонацисты окажутся уже в общеукраинском парламенте, а не только в ряде областных.

Говоря же о «значимости» даты 30 июня, следует отметить, что никакой независимой Украины тогда не создавалось. Это был лимитроф нацистской Германии, сам Акт создания Украинского государства пропитан сервильностью. Отчасти героизация Бандеры, Шухевича и Стецько похожа на то, как Ющенко возносил на щит Мазепу. Последний ради власти готов был отдать Польше всю правобережную Украину. Такими же «борцами за независимость» были и вожаки ОУН. Изобретенные современными националистами мифы не выдерживают никакой критики — ни исторической, ни идеологической.

Дата 30 июня — не гордость, а позор Украины. Какое нормальное государство можно построить на истреблении многих тысяч людей, чем занимался Шухевич во Львове? Не «кровавая гебня», которой современные националисты стращают Украину, придумала это. Факты налицо. А уже после войны осевший на Западе Стецько говорил, что ради достижения цели можно уничтожить треть не согласных с ним украинцев. Вот какой человек зачитывал акт о создании «самостийной Украины». В пределах которой, кстати, жила всего шестая часть украинцев.

Слава Богу, что у власти сегодня нет желания с помпой отмечать массовые расстрелы 1941 года во Львове как праздник. Только вот и с современными национал-фашистами заигрывать не надо. Надеюсь, парламентские выборы следующего года в этом смысле как-то отрезвят команду Януковича».

pravda.ru
Источник

Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: