Skip to content

Дети Империи. Трудное возвращение домой

30.07.2011 Суббота

Юрий  Баранчик

Инициатива общественных объединений «Интернациональная Россия» достаточно громко заявила о себе с первого дня своего появления. И чем больше времени проходит, тем более плодотворные и содержательные дискуссии разворачиваются как вокруг самого названия инициативы, так и вокруг ее содержания. Инициатива стремительно набирает ход и постепенно становится самодостаточной даже без жесткой привязки к ОНФ. Как один из инициаторов декларации, позволю себе представить свой взгляд на то, чем является «Интернациональная Россия», каким целевым, ценностным и мировоззренческим потенциалом она оперирует или может оперировать, к каким социальным слоям и группам как внутри России, так и вне её она обращается.

Наша Россия

Российские политики и политологи не должны забывать, что Россия — это не только их дом, но и наш. Да, по известным всем причинам сейчас мы находимся формально в разных государствах. Но духовно — все те, кто поддерживает идеи «Интернациональной России», как и других аналогичных проектов и концепций, например, «Русский мир», являются гражданами России, людьми, переживающими происходящие на Родине и с Родиной процессы, победы и поражения, гораздо сильней, чем за те государства, в которых они волею судеб сегодня находятся. В этом плане «Интернациональная Россия» — это голос тех, кто служит и готов служить России независимо от гражданства и территориального местоположения. Не увидеть в таком подходе заложенных в нем шансов и перспектив — это не просто ошибка, а преступление. Наш потенциал надо использовать и восстанавливать утраченные позиции России в своих национальных окраинах. Формы и методы — это отдельный разговор. Но главное — то, что это надо делать — не должно быть предметом споров, так как больше у России никого за рубежом нет.

Пораженческий подход к национальным имперским окраинам, который, к большому сожалению, демонстрируют некоторые российские политики и эксперты, приведет лишь к одному — концептуальной и ценностной сдаче этих территорий другим центрам силы, которые после перемалывания этих «стран» по своим идеологическим канонам и социально-экономическим лекалам пойдут дальше. А дальше-то что? Дальше — национальные окраины и национальные сердцевины самой России, которые и сегодня-то не очень спокойны. Поэтому Россия должна не просто работать, а биться за сохранение и увеличение своего потенциала по периметру нынешних границ, иначе потом она начнет биться за сохранение границ нынешних. Многое сейчас делается в этом направлении — Таможенный союз, планирующийся Евразийский союз и т.д.

В этом плане на не афишируемом противоходе доминирующей линии российской внешней политики — основным постулатам ОНФ — преступные попытки отдельных российских деятелей говорить об «оккупации» Прибалтики, об уходе из Приднестровья и т.д. Необходимо отодвигать проблематику распада. А для этого необходимо включать национальные окраины в Империю с использованием новых механизмов и форм. Достаточно упомянуть заблокированный проект «Карты Русского». Как гражданин Беларуси, могу говорить с полной убежденностью, что сегодня такую карту хотело бы получить как минимум пол-Беларуси. Поэтому общество должно взять под контроль чиновников, которым выгодна лишь тишина да гладь, и которые ценят в служении Отечеству лишь исключительно защиту своих личных интересов.

Сегодня «Интернациональная Россия» — это последний боевой отряд из тех людей, кто, оказавшись после величайшей трагедии двадцатого века на обломках великой империи, не забыл о долге, чести и совести. Больше — никого нет, потому что движение российских соотечественников, при полной поддержке этого процесса со стороны «Россотрудничества», все более вырождается в маргинальное движение прикормленных миниорганизаций, которые имитируют работу по продвижению Русского мира и исключительно «обозначают» рост российского влияния в мире. А московские чиновники не всегда хотят видеть за бодрыми отчетами о проведенных мероприятиях реальное положение дел, которое, кстати, весьма плачевно и явно не соответствует как тем целям и задачам, ради которых и создавалось «Россотрудничество», так и потенциалу организаций российских соотечественников за рубежом. А ситуация такова, что как только начинается какое-то реальное движение или более-менее интересная инициатива российских соотечественников, местное «Россотрудничество» мгновенно начинает топить инициативу, подавая ее либо как ненужную, либо как расходящуюся с целями и задачами организации, которые чиновник, конечно, представляет лучше, чем его оппоненты.

Поэтому в отношении тех российских политиков и чиновников, которые уже трусливо пытаются дать нам от ворот поворот, есть большие сомнения — считают ли они Россию своей Родиной, своей любимой и единственной Родиной, и чьи интересы они защищают. Они должны знать, что Россия — это и наша Родина, и мы лучше погибнем в этом последнем походе за Родину, чем смиримся с положением унижаемых и уничтожаемых изгоев только потому, что не имеем в отличие от них российского паспорта. Россия — в душе, и либо она там есть, либо ее там нет. Потому что как только трусливая, тупоголовая или продажная «бюрократическая Россия» от нас откажется — нас станут целенаправленно уничтожать местные элиты, которые поймут — русские своих начали сдавать, поэтому им за это ничего не будет. Российский политик или чиновник, который этого не понимает и заявляет, что мы России не нужны — не должен занимать вообще никакого места в российской политической элите и российской политической жизни.

Описываемая ситуация имеет свои и кинематографические аналогии. В многочисленных фильмах о Робин Гуде фоном проходит сюжетная линия о том, что пока король был в походе, власть в старой и доброй Англии захватили местные бароны, которые отнюдь не горят желанием попасть обратно под власть старого короля. Аналогичную ситуацию мы наблюдаем и в России, когда отдельные вышедшие из-под контроля Империи чиновники и политики начинают путать свою шерсть с государственной.

Элиты и народы

Распад Советского Союза привел к образованию на месте бывшей Российской Империи в социалистической оболочке пятнадцати внешне независимых государств. На первый взгляд, национальные элиты получили то, что хотели — тотальный контроль над подвластными территориями и полное отсутствие контроля со стороны имперского центра. Как говорится, правь — не хочу. При этом на тот период ни у кого не было ни малейшего представления о стратегии развития стран, куда идти и зачем. Элита была в подростковом возрасте. Только с годами начало приходить понимание, что их независимость никому из глобальных мировых игроков не нужна в принципе, и местные элиты рано или поздно должны сделать выбор — в чей лагерь они будут заносить свою финансово-экономическую и ценностно-мировоззренческую дань. На сегодняшний день с этим (пристрастиями элит постсоветских стран) все более-менее понятно. Однако означает ли это, что учтены интересы народов, населяющих постсоветские страны? Особенно на фоне тех кризисных социально-экономических явлений, которые стали происходить в последние годы практически в каждой стране постсоветского пространства?

Приведу в качестве примера состояние дел в Беларуси. Несмотря на формально независимый статус, с момента распада Советского Союза, Беларусь еще ни дня не жила самостоятельно. Все предыдущие годы мы жили благодаря серьезной политической и финансово-экономической поддержке России. И считали это независимостью. И это нам нравилось — жить за чужие деньги. А захотим ли мы быть независимыми только за свои? Это один аспект.

Второй аспект: нужна ли нам такая независимость, которая является следствием неумения и нежелания жить в цивилизованном мире? Нужна ли нам независимость со средней зарплатой в 350 долларов в месяц при цене бензина 1 доллар за литр, коммунальных платежах в 100 долларов в месяц, дорожных штрафах в 250 долларов и ценах на товары и продукты в 2-3 раза выше, чем у соседей? Такой вариант европейской Северной Кореи.

Этот вопрос белорусскому народу еще только предстоит осознать. А когда он его осознает (в повседневности, на своей шкуре, что, скорее всего, уже началось, а продолжится в полной мере в следующем году), кто сможет сказать, каким будет ответ? Я глубоко убежден в том, что народ такой «независимости» в землянках с «чаркой и шкваркой» не захочет.

Поэтому, с учетом тенденций, происходящих в мире и Европе; того, что ни одна европейская страна, входящая в Евросоюз и НАТО, уже не является полностью независимой и суверенной, т.к. передала часть полномочий на надгосударственный уровень; того, что Беларусь — маленькая страна, которая является провинцией по отношению к мировым центрам принятия решений, финансов и культуры, и, следовательно, в условиях происходящей глобализации из Беларуси всегда будет происходить отток наиболее талантливых и профессиональных людей в эти центры влияния; того, что Беларусь находится на стыке западной и восточной цивилизаций, что влечет за собой повышенную конфликтность данной территории при возникновении любых межцивилизационных кризисов; следовательно, чтобы быть максимально готовыми к выживанию в этих условиях, страна, общество и народ в целом должны иметь четкое стратегическое видение своей исторической миссии — необходимо с полной ясностью и четкостью сказать:

во-первых, независимость не является священной коровой.

Во-вторых, дискуссию по этой теме (в рамках действующего законодательства без всякой революционщины и чрезвычайщины) — нужна ли нам независимость и если нужна, то какая — надо поставить на первое место в белорусских общественно-политических дискуссиях.

За сорок пять лет с хвостиком советского строя в БССР (1945-1991) были возведены сотни заводов и фабрик, тысячи школ и больниц и т.д. Нынешняя Беларусь независима уже скоро двадцать лет. Построено несколько средних размеров заводов и ни одного крупного, сравнимого с гигантами отечественного машиностроения. Более того. Все советское наследство, за исключением двух НПЗ, — в аховом состоянии. Почему такое стало возможным? А потому, что белорусская правящая элита не смогла управлять доставшимся ей не по праву государством и держалась исключительно за счет проедания и убывания национальных ресурсов — промышленных, людских, научных и т.д. А если говорить прямо — уничтожения человеческого потенциала страны. При этом ни особых знаний, ни бросающихся в глаза талантов управлять имеющимся научным, кадровым, промышленным и т.д. потенциалом республики у ныне правящей элиты нет даже в зародыше.

Наблюдение за тенденциями общественно-политического и социально-экономического развития в других постсоветских странах (Прибалтика — лишь подтверждение общего правила) показывает, что ситуация практически везде одинакова. Во всех постсоветских странах до сих пор происходит проедание советского ресурса, созданного в основном в сталинско-брежневский период. Постепенно он начал заканчиваться и кризисные явления стали усиливаться. Местные элиты оказываются не в состоянии управлять своими странами. Сегодня граждане национальных окраин Империи ждут лидера, который наконец прекратит этот двадцатилетний бардак и прихватизацию власти местными князьками и наведет в старой и доброй Империи порядок и чистоту.

Почему Россия интернациональная

И последнее. Некоторые эксперты, притом, что называется, из самых ура-патриотических слоев, в штыки восприняли название инициативы — «интернациональная». Честно говоря, не ожидал. Но скажите, возможна ли инициатива под названием «Русская Россия»? Нет, так как это будет то же самое, что и «Россия для русских». Но это неонацизм. Наша позиция — совершенно другая. Это, во-первых. Во-вторых, мы действительно люди разных национальностей, живущие в разных странах, но по духу — люди Русского мира. И то, что мы интернациональны, нисколько не мешает нам чувствовать себя частями единого целого — России и Русского мира. Такая постановка вопроса и нашла свое отражение в названии инициативы.

В-третьих, Российская Империя всегда была, есть и будет многонациональным государством с равными правами для всех наций и народов, в ней проживающих. Иного и быть не может, в противном случае сама Империя распадется на национальные государства, а вернуться обратно никто не позволит. Нет ни одной моноэтничной Империи. В самом понимании Империи заложено то, что она многонациональна. Есть при этом доминирующий этнос или нет — дело десятое и даже двадцатое, так как язык, культура, религия, мифы Империи создаются ее всеми гражданами, независимо от их национальности и вероисповедания, и причастность к доминирующему этносу еще ни о чем не говорит.

В одном голливудском блокбастере была такая идея: в будущей Империи были граждане двух категорий. Одни — просто граждане, которые могли получать равное со всеми образование, могли заниматься бизнесом и т.д., но они не имели много важных прав, например, права голосовать и быть избранными. Вторые — граждане Империи. И это право надо было заслужить. И вопрос национальности, вопрос принадлежности к доминирующему этносу не имел никакого значения.

В-четвертых, не надо забывать и о тех народах, которые проживают в ныне независимых странах. Еще за месяц до развала Советского Союза никто не знал о том, что произойдет трагедия. Кто сегодня знает, какой будет карта Империи пять лет спустя?

Источник

Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: