Перейти к содержимому

Экономические кризисы: потрясения гигантов и выбор Украины

05.08.2011 Пятница

Андрей  Зоткин

Глобальная экономическая система замерла перед ощущением новых потрясений. Затишье перед бурей переживают экономические гиганты – США и Евросоюз. Но, поскольку физический закон сообщающихся сосудов прекрасно действует и в социальных отношениях, потрясения лидеров не могут не затронуть положение аутсайдеров. Крах центров всегда сказывается на перифериях. Речь идёт здесь об Украине. Но прежде, чем рассматривать политико-экономические последствия кризиса применительно к Украине, следует внимательней посмотреть на основные кризисные тенденции ведущих экономических центров мира.

США и дефолт. Казалось бы, эти два слова просто несовместимы. Тем не менее сейчас Америка оказалась перед непосредственной угрозой первого в своей истории дефолта. Барак Обама не смог урегулировать ситуацию после кризиса 2008 года. Увлекшись реформами, которые требовали значительных трат из госбюджета, что, в свою очередь, стимулировало работу печатных станков Госказначейства, он не заметил, как США оказались на пороге нового витка кризиса. Госдолг США оказался на уровне 100% ВВП, превысить который он не может в соответствии с нормами законодательства. Это не могло не сказаться на результатах местных выборов, на которых демократы стали проигрывать своим конкурентам из республиканской партии даже в тех штатах, в которых они традиционно имели электоральный перевес. Утратив большинство в Конгрессе, Обама так и не смог найти компромисс с республиканской партией.
Попытка уйти от дефолта вылилась в заявление, что Соединенные Штаты намерены увеличить свой государственный долг до уровня, который будет превышать их ВВП (на данный момент госдолг США составляет 14,3 трлн. долл. (1)). Это вызвало резкое сопротивление республиканцев, потребовавших серьезного сокращения бюджетных трат взамен за их согласие на такое решение (2), что противоречит предвыборной программе президента Обамы. Пока, как известно, в правящих верхах США достигнут компромисс, непосредственная опасность дефолта отложена, но проблема только усугубилась.
Евросоюз же основательно увяз в беспорядочных финансовых отношениях между «старшими» и «младшими» членами. Предоставление дополнительных кредитов членам ЕС, пострадавшим от кризиса, ситуацию не улучшает. Мировые экспертные агентства с завидным постоянством понижают экономические рейтинги Греции, безработица сотрясает Испанию, рейтинги же Ирландии и Португалии понижены просто до «мусорного уровня» (3).
Государственные долги Греции, Ирландии и Португалии уже превысили их ВВП, предопределяя, по крайней мере, в среднесрочной перспективе их жизнь «в долг» за счет «старших братьев» по Евросоюзу. Несмотря на то, что вливание многомиллиардных кредитов в экономики этих стран больше напоминает процесс обильного, но безрезультатного орошения песков Сахары, уклониться от трат на аутсайдеров Евросоюз не может. «Старшие» члены Евросоюза Франция и Германия оказались в положении, которое в шахматной терминологии называется «цугцванг». Остается лишь один ход. Да и тот ведет к предсказуемому, но не всегда благополучному исходу ситуации. У Германии и Франции остается лишь один вариант – дальнейшее кредитование экономических аутсайдеров ЕС.
Это неизбежно, поскольку они входят в еврозону. Ухудшение состояния одного приводит к снижению общего экономического уровня. Так, например, неспособность Греции выйти из кризиса привела к росту ставок по долговым обязательствам Испании и Италии. Тут не до сантиментов: или кредитование, или общая дестабилизация еврозоны, что грозит потерей какого-либо контроля над ситуацией, за которой весьма зримым становится экономический хаос евровалюты и политическая анархия в отношениях между членами ЕС. Что, соответственно, грозит инициированием процесса выхода из еврозоны лидеров, вынужденных содержать аутсайдеров.
А это уже начало конца, где Лиссабонский договор уже не будет иметь никакого значения, а работа штата бюрократии в брюссельских офисах утратит практическую необходимость. Тут уже, как говорится, не до жиру, быть бы живу еврозоне как экономическому базису существования Евросоюза. Если же принять во внимание крах политики мультикультурализма, проблемы с контролем миграционных потоков (и политические скандалы, связанные с ними) и участие США и Евросоюза в военных конфликтах на Ближнем Востоке и в Северной Африке, то ситуация представляется и вовсе критической.
Сложившаяся ситуация (и, в первую очередь, ее неопределенность) уже лихорадит мировые биржи, фиксирующие стремительный рост спроса на драгоценные металлы и, соответственно, повышение их цены относительно доллара и евро. Биржевые беспокойства создали угрозы и для экономики Швейцарии, не входящей в еврозону. Швейцарский франк, наряду с золотом и серебром, стал популярен для диверсификации вложений в условиях неопределенности. Что, соответственно, привело к росту его курса по отношению к мировым валютам и вынудило швейцарские предприятия, ориентированные на экспорт своих товаров, снизить цены на свою продукцию (4).
Если даже самая защищенная от внешних кризисов экономика Швейцарии хоть и косвенно, но все-таки ощущает на себе следствия финансовой обеспокоенности на международных рынках, то о рисках государств, более тесно включенных в глобальную экономическую систему, можно говорить с гораздо большей степенью вероятности. В случае отсутствия каких-либо решительных действий для выравнивания ситуации с долларом и евровалютой грозит охлаждение финансовой активности как минимум на ближайшие полгода.
В то время как для экономик стран (в частности, для Украины), тяжело переживших обвал 2008 года, дорога буквально каждая минута такой активности. Соответственно, можно ожидать дальнейшей эскалации ослабления национальных валют. Более стойкие будут решать эту проблему за счет траты наличных золотовалютных резервов. Те, кто ощущает свою стабильность в меньшей степени, может поддаться искушению запуска печатного станка.
Вполне логичным следствием неопределенности на финансовых рынках является повышение недоверия в межбанковских отношениях на всех уровнях (в первую очередь, на международном). Попытка решения кризисных проблем государствами будет возможна за счет сокращения импорта продукции извне (для сохранения позиций своих товаропроизводителей и стабильности на внутреннем рынке труда) и агрессивной экспортной политики. При этом следует учитывать степень зависимости отдельных секторов экономики конкретных стран от внешней конъюнктуры. Так, например, 35% банковского сектора Украины составляют банки Евросоюза.
В такой ситуации нынешние проблемы ЕС автоматически становятся проблемами Украины (по меньшей мере в банковской сфере). И именно в такой ситуации процесс вхождения Украины в ЗСТ (Зону свободной торговли) с Евросоюзом выдвигает новые риски для и без того ослабленной украинской экономики. А соглашение об ассоциации Украины с ЕС может иметь характер скоропалительного политического решения, не имеющего экономических оснований.
 
________________________________________________________________________

(1) http://www.brillig.com/debt_clock/
(2) Обама объяснил американцам, что означает дефолт. — http://podrobnosti.ua/power/2011/07/26/782471.html
(3) Нуно Монтейро (Nuno Monteiro), Томас Райт (Thomas Wright) Европейский эффект домино: готовимся к глобальному экономическому коллапсу. — http://www.inosmi.ru/europe/20110722/172335282.html
(4) Швейцарці потерпають від рекордного попиту на їхню валюту. — http://www.dw-world.de/dw/article/0,,15265187,00.html

Источник

Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: