Skip to content

Почему белорусская оппозиция хочет лишить белорусский народ Империи?

06.08.2011 Суббота

Юрий  Баранчик

Как только белорусская оппозиция услышала устами «политического младенца» правду о том, чего на самом деле хочет белорусский народ, она тут же впала в антироссийскую истерию и показала свое прозападное нутро. Не пробелорусское. И этим жестко поставила крест на всяких дискуссиях относительно того, чьи интересы на самом деле она защищает в республике — кто девушку платит, тот ее и танцует.

Как только на новостных лентах появился диалог Владимира Путина и белорусского участника молодежного форума «Селигер» относительно перспектив объединения Беларуси и России, так сразу прозападные политики и эксперты Беларуси бросились отрабатывать свои сребреники. Их главным контраргументом, как и всегда, стал тезис об имперскости российских устремлений, чему якобы в очередной раз можно было убедиться из слов Путина. Наиболее яркий образчик подобного рода аргументации мы наблюдаем у Александра Класковского: «Москва никогда не оставляла имперских планов, но в зависимости от ситуации меняет тактику. Надо обратить внимание, где было сделано это заявление. Об этом Путин заявил во время встречи с активом движения «Наши», которое является фактически будущей партией власти, с будущей правящей элитой, на озере Селигер. В мозги будущим политическим элитам вбиваются имперские замашки: никакой Беларуси нет, никакого независимого государства нет. Будущим руководителям России вбивается в голову идеология собирания земель».

Из этих подходов следует, что прозападная оппозиция боится Империи. Причина боязни ясна как божий день — местная элита во многом не выдерживает конкуренции со своими российскими коллегами. Единственный способ оградить себя от конкуренции — оставить Беларусь закрытой со всех сторон. Почему же в таком случае та же самая белорусская элита так рвется на Запад? Причина опять банальна — Запад ее содержит. И содержание производится по одному-единственному основанию — антироссийскости. Всех, кто готов в этом формате работать — Запад будет щедро подкармливать. Вместе с тем, если прозападная оппозиция и часть госаппарата боится России, означает ли это, что Империи боится и белорусский народ? Конечно же, нет.

Лишить белорусский народ Империи

Белорусы готовы и хотят жить с русскими вместе. Форма государственного устройства может быть разной. Вариант Советского Союза сегодня не актуален, а вот вариант объединения по типу Евросоюза вполне возможен: суверенитет сохраняется, а часть функций (военная, денежно-кредитная, фискальная, таможенная) передаются на уровень союзных органов. Оппозиция почему-то не против интеграции на аналогичных условиях с Евросоюзом, но объединение с Россией на таких же условиях — для нее это сразу же потеря суверенитета. Нарушение логики очевидно. А если есть нарушение логики, значит, в рассуждениях присутствуют какие-то привнесенные ценностные установки, согласно которым одна интеграция хороша, а вторая — нежелательна.

Но если с ценностными установками прозападной оппозиции все более-менее понятно, то как дело обстоит с белорусским народом? Бушующий в Беларуси кризис реально показывает, что белорусы в массовом порядке готовы скорее уехать жить и работать в Россию, чем оставаться жить в нищей Беларуси. В этом плане не удивлюсь, если со временем будет образовано агентство, способствующее как трудоустройству белорусов в России, так и переезду на постоянное место жительства и получению российского гражданства. Если каждый год из-за беспросветной нищеты и военно-полицейских методов управления государством в Россию станет уезжать по 50-100 тысяч человек, это будет лучшим свидетельством того, в каком союзе и с кем хотят жить белорусы.

Кроме того, борьба прозападной оппозиции с Империей имеет и еще один аспект. Заключается он в том, что Империи хотят лишить белорусов. Сравнительно небольшой по историческим меркам отрезок постсоветской «независимости» Беларуси содержит в себе в сжатом виде квинтэссенцию двух ключевых вопросов развития многовековой истории существования белорусов. Первый — мы хотим или не хотим государственной независимости? Второй — что такое свобода и независимость в понимании белорусов?

В силу ряда объективных и субъективных причин, за всю свою многовековую историю белорусы не имели развитой государственности. И Великое Княжество Литовское (ВКЛ) для нас в этом плане не является базовым примером, поскольку подавляющая часть белорусского народа не чувствует своей исторической связи с ВКЛ и не идентифицирует себя в качестве наследников этой исторической традиции, т.к. идентификация с ВКЛ — это идентификация с литовцами и поляками. А этой идентификации у белорусов никогда не было и не будет, поскольку белорусы идентифицируют себя с братским русским и украинским народами. У украинского народа, кстати, аналогичная ситуация, только более сложная.

Подавляющее число граждан Беларуси гораздо больше идентифицируют себя с историей России и в рамках российской истории. Можно сказать, как говорят наши «свядомыя», что это плод политики русификации. Но географическое положение, пограничный межцивилизационный статус Беларуси, как показывает вся история нашей страны, не оставили ей другого выбора, кроме как быть либо русифицированной или ополяченной. И «свядомыя» прекрасно отдают себе отчет в том, что ни о какой самостоятельной Беларуси они не говорят в стратегической перспективе. В стратегической перспективе их путь — это путь под Польшу с приходом католической церкви, униатством, переходом на латиницу, вытеснением всего белорусского за рамки общественной жизни и навязыванием глубоко чуждых белорусам польской культуры, языка, обычаев. За примерами далеко ходить не надо — достаточно вспомнить о положении дел в Западной Беларуси в 1921-1939 году, когда на ее территории не осталось ни одной белорусскоязычной школы, не было вообще ни одного вуза, ни одного крупного предприятия, а жители сгонялись с земель.

Именно историческое противостояние с Польшей как символом католического Запада пробудило в белорусском народе тягу к независимости и свободе, принявшую форму объединения с русским и другими народами Российской империи. И обратного пути нет. Кто сказал, что братство и свобода противоречат друг другу? В России проживают сотни народов и национальностей, и кто может сказать, что они не свободны из-за того, что живут в одном государстве?

Поэтому является ли русификация улицей с односторонним движением? Конечно, нет. Белорусы сознательно на это пошли, потому что только так могли сохранить себя как этнос. Почему кто-то исключает тот вариант, что подлинно белорусский путь — это путь окончательного объединения с русским народом, когда столетиями длившийся внутренний раскол единой нации будет полностью преодолен?

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы не видеть, что при спокойном ходе событий через 20-30 лет нации Европы начнут образовывать единый суперэтнос с единым правительством, армией, административным устройством, культурой, стиранием языковых и национальных традиций и т.д. И призыв радикальной оппозиции к вхождению в единую Европу — это не просто призыв к самостоятельности, как она это пытается подать. Это не просто желание построить якобы суверенное государство, каковых в Европе уже нет. Это — осознанный долгосрочный цивилизационный выбор ряда представителей белорусской элиты, в основном либо имеющей польские (как говорят в Беларуси — западенцы) корни, либо тех, кто озабочен исключительной вопросом личной наживы.

Их проект «Беларусь в Европу» — это попытка исторического реванша, попытка отомстить за своих дедов и прадедов, которые вошли в историю не победителями, а побежденными. Их стремление войти в Европу — есть не что иное, как попытка окончательной и бесповоротной ревизии всего исторического пути белорусского народа, заключающаяся в стремлении любым образом разрушить вековое братство белорусского, русского, украинского и других народов русской нации.

Белорусы не ощущают себя изолированной единицей мира. Мы изначально воспитаны в традициях братства с русским и украинским народом. Вот наша нынешняя, прошедшая через горнило истории, идентификация, внутренняя сущность, которая может быть вытравлена только через десятилетиями культивируемое насаждение чуждых культурных норм и традиций и буквальное уничтожение, геноцид белорусского народа.

Возможен ли белорус, говорящий на русском языке и главное — мыслящий русским языком? Конечно, возможен. Мы это сегодня имеем, как возможны американцы и индийцы, говорящие и думающие на английском языке. Возможен ли русский, который знает, говорит и любит белорусский (украинский) язык как свой второй (третий) родной? Конечно, возможен. Будет ли при этом происходить кризис российского народного самосознания? Я думаю, нет. Один народ, три языка — кто такое еще имеет? Кто-нибудь вообще может найти фундаментальные отличия белорусов, русских и украинцев друг от друга, кроме современных трех языков восходящих корнями к одному единому праславянскому? Фундаментальных отличий нет.

В то же время, и я в этом глубоко убежден, белорусский народ, как и русский, является народом глубоко имперским. Это опять-таки показывает весь исторический путь белорусов — мы никогда не прятались за спину русского народа, а вместе, именно вместе решали все проблемы, которые ставила перед нами история. Это наше общее — Грюнвальдская битва, преобразования Петра, победа над Наполеоном, революционное движение, Великая Отечественная война — как и всех народов России и шире — Советского Союза. У белорусов никогда не было по отношению к русским и другим народам великой империи ни чувства высокомерия, ни чувства второсортности. Мы равные среди равных.

И кто-то хочет весь этот пласт, все то, что составляет корни нашего мировоззрения, суть «белорусского духа» отнять? Если бы белорусы не были этносом с имперским духом, мы бы выбрали либо Польшу, либо самостоятельный путь маленького государства (Литва, Латвия, Эстония). И воевали бы еще с Российской, Австро-Венгерской империями и Польшей (в краткие исторические периоды ее независимости между разделами) «до полной победы» белорусского оружия. Но этого не произошло. Поэтому все сослагательные наклонения — не имеют смысла.

Сегодня мы имеем тот белорусский народ, который имеем. Его историческая идентификация начинается с XVIII-XIX столетия, а кульминацией является советский период времени после победы советского народа в Великой Отечественной войне.

Анализ творчества самых видных представителей белорусской культуры показывает, что на протяжении столетий напряжение духа белорусского народа в целях самоидентификации, самосохранения и выживания было колоссальным. Аналогично тому, как у многих других народов Российской империи до того, как они вошли в ее состав. Вхождение в Российскую империю и еще большее обретение себя в составе Советского Союза в качестве одной из союзных республик, ставшей наряду с великими державами основательницей ООН, ознаменовало собой для белорусского народа: а) выполнение исторической миссии в форме выживания и б) завершение государственного строительства.

Поэтому обретение дома (Российская империя — Советский Союз как ее правопреемник) и его признание в качестве такового — является одной из фундаментальных и глубинных характеристик белорусского коллективного бессознательного. На этом период государственного строительства закончился.

Не ограничиваясь вышеизложенным, можно добавить, что история белорусского народа показывает, что белорусы понимают независимость больше не в смысле государственного строительства, а в смысле свободы творчества и личной свободы, «преумножения своего дома». Даже нынешняя ситуация свидетельствует об этом самым ярким образом.

Согласны ли белорусы с тем, что происходит в стране? Подавляющее большинство не согласно. Предпринимают ли белорусы что-либо для того, чтобы это изменить? Только малая часть. Остальные люди живут проблемами повседневности. Хорошо это или плохо? «Профессиональные революционеры» скажут, что очень плохо, поскольку нет «материала» для реализации их болезненного бессознательного. Я считаю — хорошо. Люди этим показывают власти, что они как жили без власти свободными, «в своем мире» так и будут жить. А возможные преследования или тяготы перенесут с христианским смирением и стойкостью.

Продолжение следует…

Источник

Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: