Skip to content

Новороссия: рождение легенды 6

14.09.2011 Среда

Виктор БУШИН

С радостью возвещаю вам, мои любезные читатели, что с неизбывным душевным трепетом и в предчувствии упоения негой, мы возвращаемся к сладостной теме административно-территориальных пертурбаций на новороссийской земле.

Часть шестая:

ДАВЕЧА — НЕ ТО, ЧТО НОНЕЧА

Уже делалась зарубка на память в попытке установить «день рождения» Новороссии — 22 марта 1764 года. Нынче же делаем еще одну и, пожалуй, самую глубокую. Именно день 29 августа 1797 года может претендовать на звание «Дня, определившего исторические границы Новороссии». В 1764 году появилось только имя. Но начнем по-порядку.

МАЛЬТИЙСКИЙ КАВАЛЕР НА РЫЦАРСКИЙ МАНЕР

Восшествие на престол Павла I привело к существенным изменениям во всех сферах жизни Российской империи. Не стала исключением и административно-территориальная. Император Павел ввел в обиход такое понятие, как «губернии на особых правах и привилегиях состоящие», сформулированное им в указе 12 декабря 1796 года. К ним относились: Малороссийская, Лифляндская, Эстляндская, Выборгская, Курляндская, Литовская, Минская, Белорусская, Волынская, Подольская, Киевская. Тогда же появились и края, которые находились «под одинокими и особливыми законами и учреждениями»: Выборгский, Ревельский, Рижский, Белорусский и Украинский (в составе Волынской, Подольской и Киевской губерний). Этим территориям были возвращены их местные законодательства, права и привилегии.

Романтичный Павел провел очередную административно-территориальную реформу. Причем, в основу ее были положены не прагматические соображения (как при Екатерине II), а «историко-культурные».

Так, 30 ноября 1796 года была создана Малороссийская губерния с центром в Чернигове (20 уездов). В ее составе были объединены Новгород-Северское, Черниговское и Киевское наместничества. Кроме того, к Малороссийской губернии отошли  «отделенные к Новороссийской, что потом названа Екатери­нославской, губернии Полтавский бывший полк, також и бывшего Мир­городского полка город Кременчуг с прочими местечками и селениями, а равномерно и уезды, после того к Екатеринославской же губернии от­деленные». Таким образом, была восстановлена территориальная целостность Малороссии.

Указом 12 декабря 1796 года восстанавливась Слободско-Украинская губерния в границах 1765 года. Кроме того, в нем гово­рилось об уничтожении Вознесенской губернии и создании Новороссий­ской. В наше повествование она войдет, как Новороссийская губерния III.

По штату от 31 декабря 1796 года Новороссийская губерния делилась на 12 уездов. Однако, лишь 29 августа 1797 года был опубликован указ, подробно определивший границы Новороссийской губернии. По этому указу предписывалось отделить от бывшей Екатеринославской губернии:

К Малороссии уезды: Градижский, Миргородский, Полтавский, Хо-рольский, часть Алексопольского (с Алексополем), часть Константиноградского (с г Константиноградом).

К Слободско-Украинской губернии часть Константиноградского и часть Славянского уездов с г. Славянском.

К Воронежской — части уездов Бахмутского, Донецкого и Славянского, «так как по делам значится, что оные места подведомственны, прежде были сей губернии».

В Киевскую и Подольскую губернии земли, приписанные  к бывшей Вознесенской губернии из приобретенных по разделам Речи Посполитой, а именно: к Киевской губернии — Екатеринопольский, Уманский, Черкасский и Чигиринский уезды; к Подольской Ольгопольский уезд и ча­сти Богопольского, Еленского и Тираспольского уездов.

Оставшаяся часть Новороссии разделялась на следующие 12 уездов: Екатеринославский, Бахмутский, Елисаветградский, Мариупольский, Новомосковский, Ольвиопольский (с присутственными местами в Вознесенске до перемещения их в Ольвиополь), Павлоградский, Перекопский, Ростовский с Землей Войска Черноморского (присутственные ме­ста в Таганроге), Симферопольский, Тираспольский и Херсонский.

Таким образом, потеряв значительные территори на своей северной границе, Новороссийская губерния приобрела Таврическую область. После этого границы Новороссии несколько лет (1798—1801) не изменялись. В эти годы происходили лишь отдельные незначительные административные преобразования и переименования. Например, по указу от 26 сентября 1797 года слобода Балта была передана в состав Подольской губернии и присоединена к Еленску «с переименованием оного в Балту». Пожалуй, наиболее значимой «косметической операцией» этого периода было переименование губернского города Екатеринослава в Новороссийск по указу 22 декабря 1797 года.

ДНЕЙ АЛЕКСАНДРОВСКИХ ПРЕКРАСНОЕ НАЧАЛО

После скоропостижной смерти Павла I от апоплексического удара табакеркой в висок и с восшествием на престол Александра I, начинается очередная административно-территориальная реформа.

Указом от 8 октября 1802 года Новороссийская губерния разделяется на три: Николаевскую, Екатеринославскую и Таврическую.

Николаевская губерния включала четыре уезда: Елисаветградский, Ольвиопольский, Тираспольский и Херсонский.

Екатеринославская включала пять уездов: Екатеринославский, Бахмутский, Новомосковский, Павлоградский, Ростовский. Уездный статус утратил город Мариуполь.

Таврическая губерния (губернский город Симферополь) включала семь уездов: Мелитопольский, Днепровский, Перекопский, Евпаторийский, Симферопольский, Феодосийский, Тьмутараканский. Городу Днепровску было возвращено название Алешки, он стал уездным центром, хотя уезд продолжал называться Днепровским. Уездным центром Мелитопольского уезда стал город Орехов (города Мелитополя еще не существовало). В 1820 году Тмутараканский уезд отошел к Области Войска Черноморского, в  1838 году был образован Ялтинский уезд, а в 1842-м — Бердянский. Таврическая губерния включала в свой состав две территории с особым административным статусом: Севастопольское и Керчь-Еникальское градоначальства.

15 мая 1803 года Николаевская губерния была переименова в Херсонскую, а губернское правление переведено из Николаева в Херсон (Николаев получил статус Николаевского градоначальства).

По штату 5 июня 1806 года Екатеринославская губерния включала уже 8 уездов: Екатеринославский, Александровский, Бахмутский, Верхнеднепровский, Новомосковский, Павлоградский, Славяносербский и Таганрогский.

Уездный город Верхнеднепровск появился в 1806 месте на месте села Григорьевка (Новогригорьевка). В том же 1806 году присутственные места Ростовского уезда были перенесены из Таганрога в Ростов, однако в 1816 году возвращены  назад.

По штату 16 марта 1806 года Херсонская губерния включала 5 уездов: Херсонский, Александрийский, Елисаветградский, Ольвиопольский и Тираспольский.

21 августа 1806 года было принято решение  «учредить назначенный по штату г. Александрия в казенном селении Усовке, где и прежде, во время существования Вознесенской губернии, был город сего наименования; нынешнему же посаду Александрийскому возвратить прежнее название Крылова».

«Начиная с этого момента, — писал В.М.Кабузан, — и до 1858 года (а по существу и до 1917) в Новороссии уже не осуществлялось радикальных административно-территориальных реформ. Росло население, образовывались новые уез­ды, отдельные небольшие территории передавались из уезда в уезд и т. д. Другими словами, все административные изменения носили те­перь местный, локальный характер. Внешние же границы района теперь уже почти не изменялись».

То, что внешние границы не изменялись, не совсем верно. В 1825 году граница Павлоградского уезда Екатеринославской губернии и Змиевского уезда Харьковской губернии была перенесена юг, на Старую Украинскую линию. В 1887 году от Екатеринославской губернии был отделен Ростовский уезд и Таганрогское градоначальство. Но, кардинальных изменений, действительно, уже не было.

НАСТАЛА НОЧЬ, ПОКРЫЛИСЬ ТЕНЬЮ ТАВРИДЫ СЛАДОСТНОЙ ПОЛЯ

Проблемой является позиционирование полуострова Крым. Включать ли его в территориальные рамки Новороссии или нет, вот в чем вопрос? Абсолютно понятно, что административно территория полуострова входила в состав Таврической губернии, а, значит, и в состав Новороссийского генерал-губернаторства. Но… В состав этого генерал-губернаторства (созданного в 1802 году) с 1812 года входила и Бессарабская область (затем губерния). В то же время, Екатеринославская губерния периодически выходила из его состава.

Понятно, что Бессарабия не может считаться частью Новороссии, как особого историко-культурного региона. Они были связаны исключительно административно. Так ли обстоит и с Крымом? Сложный вопрос. Как не крути, а Крым времен Крымского ханства и Крым времен Российской империи – это две большие разницы. И татарская составляющая крымской истории времен Российской империи является маргинальной. А все тренды развития привязывают Крым к Новороссии. Но все равно – специфика остается. Не зря XIV том грандиознейшего многотомника «Россия: Полное географическое описание нашего Отечества: Настольная и дорожная книга» 1910 года выпуска  называется «Новороссия и Крым». Причем, в нем дается информация и о Бессарабской губернии.

В общем, лично я вижу такой выход. Применительно к XIX – началу XX века мы можем употреблять слово «Новороссия» в двух смыслах. Максимально широком – административном, как аналог названия территории Новороссийского генерал-губернаторства в момент его наибольшего расширения. С включением территори Бессарабии, Крыма и Ростовского уезда с Таганрогским градоначальством. Либо в узком – историко-культурном – как территорию Екатеринославской (без Ростовского уезда) и  Херсонской губерний.

В этом же ключе можно различать южную часть Таврической губернии – Крым (Тавриду) и северную (материковую) часть оной губернии – Северную Таврию (или просто Таврию). Как ни крути, а Северная Таврия больше тяготела на север – к Екатеринославщине и Херсонщине, чем на юг – в Крым. По умолчанию, произнося слово «Новороссия», мы подразумеваем территорию Екатеринославской и Херсонской губерний. Включение Тавриды и Таврии оговаривается специально. О номеклатуре названий в советский и постсоветский периоды мы поговорим отдельно.

ЧЕГО Ж ВАМ БОЛЕЕ ДРУЗЬЯ? БЛАГОСЛОВЕННЫЕ КРАЯ!

Ну и, чтобы окончательно закрыть тему, несколько слов о административно-территориальных изменениях XIX века.

10 декабря 1817 года уездный центром Славяносербского уезда стал заштатный город  Донецк с переименованием последнего в Славяносербск. В 1825 году из частей Тираспольского и Херсонского уездов создается  Одесский уезд. 6 декабря 1828  года опубликовано два указа, которые предписывали передать города Елисаветград и Ольвиополь в ведомство военных поселений. Эти города утратили статус уездных. Одновременно ликвидировались Елисаветградский и Ольвиопольский уезды, а их территории вошли в сотав Бобринецкого уезда с центром в селении Бобринец (которое получило статус города). В 1834 году Тираспольский уезд разделяется на Тираспольский и Ананьевский, а село Ананьево становится уездным городом Ананьевым. В 1842 году Мелитопольский уезд разделяется на Мелитопольский и Бердянский. 7 января 1842 года село Новоалександровка было переименовано в уездный город Мелитополь. В 1827 году на месте ногайского аула Котур-Оглу было создано поселение Берды, которое в 1836 году стало портом. В 1841 году Берды стали городом Бердянском, а по указу  от 7 января 1842 года – центром Бердянского уезда. Указ 21 февраля 1865 года приказывал перенести уездное управление из Бобринца в Елисаветград и назвать Бобринецкий уезд Елисаветградским. В 1874 году Александровский уезд был розделен на два: Александровский и Мариупольский. Мариуполь снова стал уездным городом. Славяносербск с 1882 года становится заштатным, центром Славяносербского уезда стал город Луганск.

Родившись во времена Екатерины II, Новороссия, как особый регион, со своим собственным неповторимым лицом сложилась уже к началу XIX века, сохранившись примерно в тех границах, которые начертал Павел I. Соответственно, у нас есть две даты – 22 марта 1764 года и 29 августа 1797 года – как потенциальные дни рождения края.

ВСЕ БЛЕЩЕТ ЮГОМ И ПЕСТРЕЕТ РАЗНООБРАЗНОСТЬЮ ЖИВОЙ

А закончить очерк истории Новороссии имперского периода хотелось бы этнографическими заметками. И обратимся мы к эпистолярному наследию капитана Павловича, опубликованному в 1862 году в рамках большой статистической работы, именуемой «Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба».

Сословие дворян

«…Сословие дворян, подобно всему народонаселению, образовалось из разноплеменных пришельцев; здесь есть фамилии Великороссиян, Малороссиян, Поляков, Немцев, Греков, Сербов и других; но все оттенки разноплеменности изгладились в них образованием и одинаковыми условиями жизни, так что ныне дворянство по своему быту, как общественному, так и частному, по нравам и обычаям, понятиям, образованию, совершенно похоже на это сословие во всех других губерниях Империи. Одно  только несколько отличает его в гражданском отношении, именно – большая степень зажиточности, что происходит от плодородия почвы и изобилия земли …

Сословие купеческое

Сословие купеческое в губернии имеет несколько отличительный характер от великороссийскаго купечества, по своей разноплеменности и степени образования. Здесь есть купцы Великороссияне, Малороссияне, Греки, Армяне и Евреи. Не смотря на одинаковый образ занятий, каждое из этих племен имеет особенности, заметно различающия их между собою. Купцов из Великороссиян здесь гораздо более, как в губернском, так и в уездных городах, чем Малороссиян, хотя в народонаселении Малороссийское племя значительно преобладает. Это доказывает, что в характере Малороссиян мало побуждений к промышленным предприятиям. Образ жизни купцов-Великороссиян совершенно сходен с образом жизни людей того же сословия и племени в других губерниях Империи; только в образовании, кажется, они еще несколько отстали…

Сословие мещан

По неразвитости городской жизни в описываемой нами губернии, сословие мещан и малочисленно, и невежественно. В портовых городах мещане большею частию из иностранцев – Греков, Армян и Евреев, принявших Русское подданство; в остальных за тем городах оно составляется из Малороссиян и Евреев.

Из мещан-Евреев многие занимаются ремеслами; им должно отдать справедливость в трудолюбии. По характеру Малороссийскаго племени, вялаго и непредприимчиваго, здешние уездные города сделались бы совершенными деревнями, если бы их не оживляли несколько Евреи своею постоянною деятельностью.

Мещане из Малороссиян и Великороссиян составляют, по числу, самое главное и многочисленное племя, живущее в городах, за исключением, как выше было сказано, портовых городов. Образ жизни их представляет еще полную неразвитость; они большею частию совершенно необразованы, даже неграмотны.

Мещане из Малороссов и Великороссиян (последних немного) преимущественно занимаются простыми ремеслами, т.е. приготовлением изделий, нужных для простонародья, а жены их – продажей на базарах огородных овощей или других подобных предметов. Обычаи их совершенно малороссийские, весьма оригинальны и до крайности грубы. Довольно только взглянуть на их свадебные обряды, на целую толпу нетрезвых мужчин и женщин, ходящих по улицам в городах с музыкой, песнями и плясками, чтобы убедится, до какой степени здешние мещане отстали в образовании. Мещане здешние могут быть причислены к бедному классу народонаселения. Дома их почти не отличаются от крестьянских, одежда и пища тоже. Само собой разумеется, что это все относится к семействам, живущим простыми ремеслами и мелочною торговлею; мещане же более богатые, если от недостатка образования и не опередили, в своем умственном развитии, крестьян, то по крайней мере отличаются от них более богатой одеждой и приличными жилищами.

Сельския сословия народонаселения

Так как поселяне составляют вообще низший класс народонаселения или простонародье, большею частию не имеющее никакого образования, то в них, по племенам, резко заметно различие в образе жизни, нравах, обычаях, понятиях, религиозных верованиях и проч Казенные, удельные и помещичьи крестьяне состоят из двух главных племен – Малороссиян и Великороссиян. Первые так преобладают числительностию, что вторых в губернии незаметно; они вообще слились, сроднились и приняли обычаи чисто малороссийские. Как исключение, в этом отношении, представляются раскольники секты безпоповщины, которые, впрочем, по малочисленности, не могли и не могут иметь влияния на массу народонаселения.

Все, что нам случалось слышать о характере, нравах и обычаях Малороссиян простаго звания, называемых вообще хохлами, мы находим вполне применимым и к народонаселению Екатеринославской губернии. Та же вялость, лень, безпечность, то же упрямство в характере, те же странные, иногда смешные и даже нелепые обычаи, то же пристрастие к напиткам и тяжбам существует и здесь между Малороссами, как в Подольской и Полтавской губерниях. Хорошия черты этого племени также не изгладились; Малороссияне довольно смирны, покорны, некорыстолюбивы, и ум их, хотя не быстр и изворотлив, но положителен и проницателен.

Здешнее простонародье живет, хотя небогато, однакож в довольстве. Здешний бедный крестьянин мог назваться зажиточным в западных губерниях и во многих из Великороссийских. Жилища их отличаются редкой опрятностью, они каждую неделю выбеливаются и вычищаются. Курных изб вовсе нет; окна в домах довольно большия, и это придает им вид городских построек.

Пища здешняго простонародья питательна, хорошо приготовляется и состоит не менее, как из двух блюд и во многих местах – с пшеничным хлебом. Одежда крестьян в западной части губернии более подходит к Малороссийской, а в восточной – к одежде Великорусских крестьян…»

Помимо констатации того факта, что офицеры Генерального Штаба Его Величества никогда дураками не были и литературными талантами обладали, заметки эти интересны тем, что зафиксировали еще патриархальные нравы традиционного общества. Начавшаяся вскоре модернизация значительно изменила и состав населения, и местные нравы, и внешний вид края. И подвела Российскую империю к революции 1917 года. Но это уже совсем другая история.

Авторский блог

Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: