Skip to content

Добыча сланцевого газа в Украине – утопия или реальность?

19.09.2011 Понедельник

Юрий ГАВРИЛЕЧКО

Оптимизм украинской власти, демонстрируемый в последнее время относительно перспектив «освобождения от газовой зависимости», не позволяет сразу четко определить свои истоки. Очень часто такое воодушевление связывают то с постройкой терминала по приему сжиженного газа, то с разработками сланцевого газа в самой Украине. При этом политики и чиновники, которые с завидной регулярностью заявляют о «широчайших возможностях Украины по собственной газодобыче», как-то упускают из виду тот факт, что для любых технических инноваций требуется нечто большее, нежели заявления или даже деньги. Поскольку сами по себе деньги ничего не решают.

Для любых инженерных решений, а презентуемые проекты в первую очередь — именно сложные инженерные решения (если, конечно, не учитывать их политическую подоплеку), требуются: разумная государственная политика, включающая стратегические цели и задачи; технологии и специалисты по их внедрению; материально-технические ресурсы; инфраструктура и трудовые ресурсы.
Чтобы понять, насколько Украина готова к переходу на альтернативные источники газа и как можно было бы уменьшить его потребление в принципе, обратимся к специалистам: эксперту по вопросам энергетики заместителю директора Научно-технического центра «Психея» Геннадию Рябцеву и независимому эксперту в области энергетики Владимиру Сапрыкину, которые поделились своими мнениями и расчетами на пресс-конференции, организованной интернет-агентством «Голос.уа» и порталом «Хвиля» 5 сентября 2011 года.
 
Шесть «темных пятен» украинской газовой политики
По словам Геннадия Рябцева, существуют как минимум шесть «темных пятен» украинской газовой политики, без прояснения которых невозможно говорить о собственной энергетической безопасности.
Первое: Только в Украине эффективность действий любого правительства определяется тем, насколько низкой окажется цена на газ в тех договоренностях, которых оно достигнет. Украина остается единственным государством на европейском континенте, которое считает, что ради него, ради идеи славянского братства  или любой другой политической идеи Россия снизит цену на газ. Сейчас на один киловатт-час потребляемой в Украине энергии приходится примерно два доллара ВВП. Тогда как в Польше – четыре, а в Германии – пять. Относительно различий в удельной газоемкости ВВП здесь разрыв вообще поражает. Удельная газоемкость украинского ВВП в двадцать раз выше, чем немецкого, и эта газоемкость является крупнейшей в мире. Немного цифр: при производстве стекла удельный расход энергии вдвое выше, чем в ЕС, во время производства сахара – вдвое выше, при производстве стали – вчетверо выше. При производстве спирта – втрое выше, чем в странах Евросоюза. Польша потребляет не более 25 миллиардов кубометров газа. То есть почти столько, сколько добывает наша страна собственного ресурса.
Второе: Только в Украине отсутствует стратегия развития как экономики, так и энергетики. Всем понятно, что энергетическая стратегия на период до 2030 года была исключительно политическим документом, и никто не собирался ее выполнять. К сожалению, сейчас те проекты пересмотра обозначенной стратегии, например обнародованный первый раздел, который касается электроэнергетики сегодня – «Проект изменений», – коренным образом не меняют подходы, заложенные в энергетическую стратегию основного документа, который разрабатывался в начале двухтысячных годов. Сохранился точно такой же корпоративный или ведомственный подход, без наличия каких-либо ориентиров относительно экономической стратегии, которую, к сожалению, также до сих пор никто не разработал.
Третье: Только Украина планирует до 2030 года увеличивать объемы потребления энергоносителей, а не повышать энергоэффективность и не уменьшать газоемкость экономики.
Четвертое: Только в Украине отсутствует государственная информационная политика. Поэтому она проигрывает России все информационные войны. Когда речь заходит о пересмотре газовых договоренностей 2009 года, Украина раз за разом проигрывает большой и организованной кампании по реализации стратегических целей российскому газовому монополисту — «Газпрому».
Пятое: Только в Украине отсутствует заинтересованность власти в аналитической научной мысли. Сегодня ни один из проектов, предлагаемых украинскими аналитическими компаниями и институтами, Академией Наук, направленными на улучшение ситуации, в частности в газовой сфере, не востребован. Хотя существуют развернутые предложения Института экономики и прогнозирования НАН, Института газа, Института технической теплофизики, которые как раз направлены на то, чтобы в течение хотя бы нескольких первых сезонов уменьшить объемы потребления энергоносителей примерно на треть. Такие программы есть, однако они почему-то никем не востребованы.
Шестое: Только в Украине установлены неправильные приоритеты развития энергетики. Первым пунктом является развитие атомной энергетики, вторым – развитие газовой промышленности и лишь третьим пунктом стоит вопрос энергосбережения и повышения энергоэффективности украинской экономики. На мой взгляд, этот третий должен был бы стать первым, а первые два, честно говоря, мне кажутся весьма сомнительными, особенно первый – относительно активного развития атомной генерации.
            Сланцевая революция возможна только в США
  
Как утверждает независимый эксперт в области энергетики Владимир Сапрыкин, сланцевый газ добывают в основном в Канаде и Соединенных Штатах. Средняя себестоимость тысячи кубометров такого газа составляет около 150–170 долларов. В принципе, это теоретически приемлемо для Украины, но никаких серьезных исследований на эту тему здесь не проводилось. Сапрыкин отметил, что сегодня в Европе не добывают сланцевый газ. Да и в любом случае там сланцевый газ будет не альтернативой, а лишь дополнительным ресурсом, который, возможно, Польша или Украина в лучшем случае через пять–десять лет смогут добывать в промышленных масштабах. Пока же включать конкретные цифры в энергетический баланс страны рано. Добыча этого ресурса во многом зависит от компаний, которые будут сотрудничать с Украиной, поскольку у нашей страны такого опыта нет. Даже крупные газовые организации покупают те маленькие компании, которые добывали именно сланцевый газ в Канаде или США.
В свою очередь, Геннадий Рябцев уверен в том, что сланцевая революция была возможна лишь в одной стране – в США. Для этого, по его словам, существовали соответствующие основания и были созданы соответствующие условия. Для Украины же это остается на уровне научной фантастики, что через пять лет, что через тридцать лет. Почему так? Да потому, что наиболее оптимистичный прогноз относительно объемов добычи всех видов нетрадиционного газа в Европе к 2030 году – это сорок миллиардов кубометров. Если учесть, что Украина ежегодно сейчас потребляет более пятидесяти миллиардов кубометров, то нам вряд ли что-то светит в этой области.
Что касается возможности добычи в Украине примерно десяти миллиардов кубометров сланцевого газа, то Геннадий Рябцев приводит следующие расчеты: 10 миллиардов кубометров сланцевого газа – это 3000 скважин, на каждой из них ежегодно должно проходить от 3 до 10 гидроразрывов (местных землетрясений магнитудой два–три балла). Несложный подсчет дает цифру в 30 000 (!) землетрясений в год. Кроме того, 10 миллиардов кубометров газа – это 80 миллионов кубометров воды, такого объема свободной воды нет ни в Карпатах, ни в Приднепровско-Донецкой впадине на территории Донецкой области. Также это 5 миллионов кубических метров химических веществ, которые негде и нечем утилизировать, а значит, высок риск того, что все это попадет в окружающую среду или в артезианскую воду.
Также Рябцев напомнил: при добыче сланцевого газа среди прочих химических веществ появится еще и метан, а он загрязняет воду (по этой причине в американском штате Нью-Йорк запретили добычу сланцевого газа). То, что добыча сланцевого газа приносит вред окружающей среде, доказывает и тот факт, что во Франции это является уголовным преступлением, а за осуществление гидроразрыва введена уголовная ответственность.
Кроме того, 10 миллиардов кубометров газа в год – это 3 миллиона «ходок» автотранспорта, большого грузового автотранспорта, который будет вести туда воду, песок, химические вещества. Что это означает для грунтовых и грузовых дорог? Еще никто не рассчитывал, что будет в Карпатах после стольких ходок больших грузовых автомобилей. Еще один немаловажный момент: для добычи 10 миллиардов кубометров газа следует построить инфраструктуру, от упомянутых 3000 месторождений следует построить ветки к магистральным газопроводам. Но, увы, этой инфраструктуры нет, более того – ни завтра, ни через год она не появится.
Но главное: зачем все это затевать, если сегодня в Украине нет разведанных или доказанных запасов сланцевого газа, нет технологий, а они достаточно сложны, так как речь идет о горизонтальном бурении. Мало того, что таких технологий нет в Украине, их нет и в Европе – ими обладают всего несколько компаний в США (!). А раз нет технологий, то нет и нужного оборудования. А главное: в Украине напрочь отсутствуют кадры – ведь никто не готовил буровиков для комбинированного и горизонтального бурения. Денег, чтобы приобрести американские или канадские технологии, оборудование, пригласить сюда специалистов, тоже нет.
Исходя из всего этого, вывод один: добыча сланцевого газа в Украине – это прожектерство, не более. Однако все, что касается сланцевой газодобычи, лежит в поле интересов отдельных чиновников, которые надеются привлечь под эти нереальные проекты средства, часть из которых, безусловно, отправится в карман этих самых чиновников.
 
Напоследок Владимир Сапрыкин отмечает еще один аспект проблемы – юридический. Он отмечает, что помимо технических сложностей существуют еще и законодательные преграды: в Украине отсутствуют многие из необходимых регуляторных актов, которые бы регламентировали добычу сланцевого газа. Да и законодательство в целом недостаточно жесткое, поэтому вначале к добыче сланцевого газа придется привлекать иностранные компании, предоставлять лицензии им. «Перспектива есть. Но вряд ли она масштабная», – считает эксперт.

Вывод из всего вышеизложенного очевиден: на данный момент сланцевый газ не относится к реальным альтернативам традиционному газу. И в ближайшее время ожидать его добычи в Украине не стоит. Разве что такой перспективой заинтересуются американские компании, но рассчитывать на то, что добытый ими газ будет намного дешевле для Украины, чем российский или, к примеру, туркменский или азербайджанский, – не стоит.

Источник

Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: