Skip to content

«Нэзалэжный» Тянитолкай

23.09.2011 Пятница

Валерий  ПАНОВ

Украинской независимости исполнилось 20 лет. По национальным меркам, страна вступила в возраст «невесты на выданье». Естественно, многие политические и общественные деятели, чиновники пытаются дать осмысленную оценку ее «приданному». Выводы, в основном, не утешительные. Наиболее емкое и полное определение отечественных достижений, с моей точки зрения, дал заместитель директора Института социологии НАН Украины Евгений Головаха. По его мнению, два десятка лет тому назад Украина напоминала Кентавра с повернутой в сторону Запада головой и четырьмя постсоветскими копытами. Сегодняшняя она больше похожа на Тянитолкая, одна часть которого стремится к демократии, а другая – к феодализму.

Под феодализмом, конечно, понимается Россия, ну а демократия – это, безусловно, Евросоюз, куда так неуёмно рвется Украина, одновременно требуя у России неограниченных преференций.

Кто забыл, тому напомню: Тянитолкай – это двухголовый (по голове сзади и спереди) персонаж из сказки Корнея Чуковского «Доктор Айболит». Вот как просто обезьяны уговорили его перебраться на житье-бытье к доброму ветеринару: «Милый Тянитолкай! Не желаешь ли ты поехать вместе с доктором Айболитом далеко-далеко и жить в его доме со всеми зверями? Там тебе будет хорошо: и сытно, и весело». В расчете на постоянное «сытно и весело» Тянитолкай согласился на переселение. Сегодня посол Украины в РФ Владимир Ельченко заявляет, что Европейский Союз для Украины является будущим домом, а Россия – ближайшим соседом. Дескать, стратегический курс на интеграцию «отображает цивилизационный выбор народа». Вместе с тем, убежден дипломат, «Киев не находится на распутье: Европейский Союз или Россия. Для Украины это два взаимодополняющих фактора ее успешного развития». Для Украины это, может, действительно так, только вот мнение России по поводу украинских внешнеполитических устремлений почему-то не принимается во внимание. Впрочем, «нэзалэжная» вправе сама решать, в каком доме ей жить и с кем. И решила еще при президенте В. Ющенко, планы которого с еще большим рвением, чем он сам, реализует теперь президент В. Янукович.

Украина и ЕС начали переговоры о новом соглашении 5 марта 2007 г., а переговоры о создании зоны свободной торговли — 18 февраля 2008 г. На саммите Украина-ЕС в Париже 9 сентября 2008 г. Украина не получила гарантий вступления в ЕС. Вместо этого было одобрено решение о том, что новый документ, регламентирующий отношения Украины и ЕС, будет называться «Соглашение об ассоциации». В статье, опубликованной в одном из августовских номеров киевского еженедельника «Зеркало недели», председатель Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу написал, что успехи в политике и экономике страны, достигнутые за 20 лет независимости, будут зафиксированы в новом, амбициозном соглашении об ассоциации, включающем углубленную и всеобъемлющую зону свободной торговли. Но украинский политолог Василий Стоякин небезосновательно заметил, что «никаких гарантий для вступления в Евросоюз Украине не дадут… ЕС уже напринимал столько восточноевропейских стран, единственное достоинство которых — их геополитическое положение, выгодное больше не самому ЕС, а США, что никакой экономики не хватит их прокормить. И нынешний европейский кризис во многом связан с тем, что ЕС «вбухал» громадные деньги в Польшу, Венгрию, Болгарию, страны Прибалтики. А ведь, Украина создаст там куда больше проблем, чем любая из этих стран…

Ни для кого не секрет, что таможенные барьеры при этом будут открыты в одну сторону, и Украина станет торговой колонией Евросоюза. Так что максимум, на что может рассчитывать Украина… — это на подписание соглашения об ассоциации.

А в нем нам пропишут какую-нибудь «морковку», вроде того, что в будущем не исключена более глубокая интеграция… Как бы там ни было, ни Ахметов, ни Порошенко со своими капиталами в Европе не нужны».

Судя по «успехам», которые ЕС намерен зафиксировать в новом соглашении, Стоякин – один из немногих, кто сегодня на Украине говорит правду. Украинские «достижения» просто потрясают воображение, особенно – в экономике. За второй квартал 2011 г. валовой внешний долг страны вырос на 2,2% — до $123,378 млрд. Как сообщил Национальный банк Украины, за полгода объем валового внешнего долга страны увеличился на $6 млрд. Основной валютой внешних обязательств по состоянию на 1 июля 2011 г. остается доллар США (70,0%). При этом удельный вес обязательств в евро за первое полугодие вырос с 10,7% до 11,2%. Отметим, что в предложенном Верховной Раде бюджете на 2012 г. правительство сообщает, что планирует взять в долг больше, чем в этом году — примерно 91 млрд. грн. Недавно экс-заместитель главы Нацбанка Украины Сергей Яременко заявил, что украинская экономика сейчас не имеет своих оборотных средств и полностью работает на кредитном ресурсе. А представитель департамента управления государственным долгом и международного сотрудничества Министерства финансов Украины Константин Кузнецов сообщил, что государственный долг Украины на 5 сентября достиг 360,5 млрд. грн. при пороговом значении на конец текущего года 375,6 млрд. грн. В текущем году Украина должна выплатить 189 млрд. гривен по внешним долгам (порядка 23,5 млрд. долларов).

Однако в плане «цивилизационного выбора народа» более любопытными кажутся другие цифры. Отрицательное сальдо внешней торговли товарами в Украине за 8 месяцев текущего года составило 6,7 млрд. долларов, о чем сообщает Государственная служба статистики. Дефицит внешнеторгового баланса вырос в 2 раза, по сравнению с показателями за январь-июль 2010 г. (3,3 млрд. долларов). В январе-июле 2011 г. экспорт товаров по сравнению с аналогичным периодом прошлого года увеличился на 40%, зато импорт – на 46,7%. Объемы экспорта в страны СНГ составили 37,7% от общего, в Европу – 29,2%. Наибольшие экспортные поставки осуществлялись в Российскую Федерацию – 28,8%, немногим меньше, заметим, чем в европейском направлении. Весьма показательна при этом товарная структура украинского экспорта: черные металлы и изделия из них составили 33% от общего объема экспорта, минеральные продукты — 14,9%, продукция химической и связанных с ней отраслей промышленности – 7,5%, продукты растительного происхождения – 6,4%, жиры и масла животного или растительного происхождения – 5,5%.

Таким образом, значительную долю товаров на внешние рынки, преимущественно восточные, поставляли те отрасли украинской экономики, работа которых и, прежде всего, их конкурентноспособность определяется ценой на российский газ.

Закономерно и то, что активнее осуществляли экспортно-импортные операции предприятия Киева, Донецкой, Днепропетровской, Луганской, Запорожской и Киевской областей, потребляющие наибольшие объемы газа из России.

Тем не менее, и власти, и оппозиция едины в своих евротелодвижениях. Информационное пространство переполнено призывами подобными тому, с которым недавно обратился к депутатам Европарламента председатель политсовета «Нашей Украины» (ющенковской), бывший председатель Службы безопасности Валентин Наливайченко. Он убежден, что нынешние вызовы временны и не должны подвергать сомнению стратегический европейский выбор украинского народа. Мол, для Украины интеграция в Европейский Союз является путем к утверждению демократических стандартов национального развития. Экс-«чекист» напомнил, что в истории ЕС есть примеры того, как присоединение страны к европейскому содружеству стало решающим фактором в ее окончательном переходе к демократической модели общественной жизни. Именно так произошло с Португалией, которая в 1972 г. подписала соглашение о создании зоны свободной торговли с Европейским экономическим сообществом (ЕЭС).

Впечатление от всех украинских «евроустремлений» такое, будто власти не ведают, что творят. Очень похоже, что Украина пытается стать «Европой» по логике «карго-культа» полинезийских туземцев. На их островах в годы Второй мировой войны располагались американские аэродромы. Летчики, делившиеся с туземцами консервами и предметами быта, были для полинезийцев чем-то вроде богов на огромных стальных птицах. А когда война закончилась – закончилось для аборигенов и нечаянное благоденствие. Тогда они стали строить самолеты из веток и ждать, что «боги» ниспошлют им вкусную еду и одежду. И речь вовсе не о том – примут ли Украину в ЕС. Вряд ли объединенной Европе нужна 45-миллионная страна, проблемы которой дадут фору любой Греции. Суть в том, что в абрисе украинского будущего нет позитивной альтернативы мечте о «евроинтеграции». Социально активной части населения страны власти оставили практически безальтернативный выбор – либо эмигрировать в Европу индивидуально, либо попробовать «рвануть» туда «всей страной». Но настроена так далеко не большая часть украинского общества.

Для выяснения установок населения к внешнеполитическим союзам и, прежде всего, к вступлению Украины в Таможенный союз Институт социологии НАНУ в мае 2011 г. провел эмпирическое исследование.

Был задан и такой вопрос: «Как вы относитесь к вступлению Украины в ЕС?» Скорее позитивно — ответили 38% опрошенных, скорее негативно — 22%. Обращает на себя внимание тот факт, что наибольшей оказалась группа еще не определившихся — 40%.

По-видимому, такое поведение людей связано с тем, что заявления отечественных и западноевропейских политиков по поводу вступления Украины в ЕС существенно отличаются от реального отношения ЕС к Украине. В связи с этим социологами были изучены региональные особенности отношения к проблеме евроинтеграции. Выяснилось, что больше всех настроены на вступление в ЕС жители западного региона — 64%. В остальных регионах тоже немало сторонников такого выбора — 39% в центре, 28,5% на востоке и 24% — на юге. Вместе с тем, в региональных группах много неопределившихся. Даже на западе это каждый третий — 32%. В центре — 48%, на юге и востоке — 42 и 36%. Больше всего настроенных скорее негативно проживает на юге и востоке — 35 и 36%, соответственно, меньше всего в западном регионе — 4%.

Следующий важный вопрос исследования касался отношения населения к вступлению в Единое экономическое пространство с Россией, Белоруссией и Казахстаном: «Поддержали бы вы присоединение Украины к ЕЭП на условиях равноправного участия Украины на общем рынке энергетических, транспортных и других услуг с едиными правилами ценообразования?» Ответы на него распределились так. Более половины респондентов заявили, что полностью поддержали бы и скорее поддержали бы вступление Украины в ЕЭП на условиях равноправного участия в деятельности этой организации. Противники этой идеи составляют менее пятой части населения — 19%.

Вообще-то, идея присоединения к Единому экономическому пространству вполне ожидаемо находит массовую поддержку на юго-востоке страны. Такой шаг полностью и скорее всего поддержали бы 60% опрошенных на юге и 67% на востоке, 41% респондентов в центре и 33% даже на западе. Самая большая группа выступающих категорически против — на западе (15% опрошенных). Таким образом, более половины населения страны поддерживает идею вступления Украины в ЕЭП. Но власти откровенно игнорируют мнение большинства.

Исследование позволяет сделать и другой важный вывод: в геополитических ориентирах украинцев нет единства. А ведь на протяжении долгих лет Запад обвинял именно Россию в попытках расколоть Украину. И это притом что Москва не предприняла ни одного шага в этом направлении.

России всегда была выгодна единая Украина. Так же, как в XVIII веке была выгодна единая Польша, а после Великой Отечественной — единая Германия.

Напомним, что и в XVIII и XX веках российская дипломатия выступала против раздела Польши и Германии. В обоих случаях инициатором выступали западные страны. Уже потому вопрос «Кому нужна разделенная Украина?» звучит чисто риторически.

Столь же риторическим является и вопрос о вступлении Украины в Таможенный союз. В апреле этого года Институт экономики и прогнозирования Национальной академии наук Украины и Институт народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук представили совместный доклад, в котором рассматривается экономический эффект для Украины при двух различных сценариях ее участия в процессах евразийской интеграции. В первом сценарии рассмотрен экономический эффект присоединения украинской экономики к Таможенному союзу и участия в Едином экономическом пространстве в рамках ЕврАзЭС. Во втором — рассмотрены последствия для Украины в случае ее вхождения в зону свободной торговли с ЕС, что исключает возможность присоединения к Таможенному союзу на нынешнем этапе интеграции.

При реализации первого варианта прирост экспорта украинских товаров в РФ (без учета экспорта углеводородов) увеличится, по разным оценкам, на 4,6 — 8,8 млрд. долл. При этом в наибольшей мере вырастет стоимость поставок продукции машиностроения, удельный вес которой в структуре прироста составляет 36–40%, и металлургической промышленности – 22–42%. Прирост товарооборота (без учета углеводородов) в результате взаимной интеграции и устранения торговых барьеров для украинской экономики может быть весьма существенным — 13,5%-16,4% от ВВП. Если Украина откажется от участия в Таможенном союзе, то ожидается сокращение экспорта в Россию, по минимальным оценкам, на 1,4 –1,9 млрд. долл.

Согласно расчетам, только в результате отмены в рамках Единого экономического пространства (ЕЭП) экспортных пошлин на углеводороды, экспортируемые из России в Украину, положительный прирост сальдо торгового баланса Украины составит 2,9 млрд. долл. (за счет снижения стоимости ввозимых углеводородов). А если по условиям ЕЭП и формирования единого энергетического рынка цена на российский природный газ будет снижена до 180 долл. за тысячу кубометров, то положительный прирост торгового сальдо Украины увеличится до 5,1 млрд. долл. Всего улучшение условий торговли для Украины оценивается в 6-10 млрд. долл., что позволяет ей сбалансировать торговый баланс и обеспечить макроэкономическую устойчивость. Мультипликативный эффект от увеличения производства на украинских предприятиях-экспортерах обеспечит создание новых рабочих мест и дополнительные доходы украинского бюджета.

К слову, доходы Украины увеличатся также вследствие повышения импортной пошлины до уровня Единого таможенного тарифа Таможенного союза. Эта мера также позволит повысить ценовую конкурентоспособность украинских товаропроизводителей на 5%, что даст дополнительный положительный эффект в росте производства и доходов. Рост транзитной активности через территорию Украины приведет к увеличению доходов украинских предприятий за услуги по транзиту. Следует также иметь в виду возникновение синергетических эффектов благодаря восстановлению кооперационных связей между украинскими предприятиями и предприятиями из стран ЕврАзЭС, а также благодаря созданию новых консорциумов (выигрыш Украины обусловлен эффектом масштаба, разделением труда и наличием единого технического языка общения).

По расчетам специалистов, создание общего экономического пространства России, Украины, Белоруссии, Казахстана и переход к общей стратегии развития экономики даст к 2015 г. прибавку их ВВП на четверть, а чистый интеграционный эффект оценивается в 400 млрд. долл. дополнительно произведенного валового продукта.

В случае реализации второго сценария (неучастие Украины в Таможенном союзе в рамках ЕврАзЭС и формирование зоны свободной торговли с ЕС) произойдет неизбежное ухудшение условий торгово-экономического сотрудничества с Россией и другими государствами-членами Таможенного союза, что приведет к снижению конкурентоспособности украинской обрабатывающей промышленности, в особенности машиностроения. При этом в результате дальнейшего повышения цен на газ энергоемкие металлургический и химико-металлургический комплексы Украины, генерирующие максимальную прибыль и являющиеся локомотивами экономического роста, останутся за зоной рентабельности и будут вынуждены свернуть значительную часть экспортного производства. Произойдет ухудшение торгового и платежного балансов, уменьшение покупательной способности и падение уровня жизни украинцев.

Подчеркнем, что тесное российско-украинское сотрудничество в экономической сфере – это не благое пожелание российских политиков. Это прямое наследие общей истории, а точнее – органичное ее продолжение. И одновременно – властное веление времени. Совершенно ясно, что России и всему ТС надо разрабатывать новые подходы по подключению Украины к ТС, исходя из ее стремительного движения к экономическому коллапсу. Сейчас самые весомые аргументы и расчеты российской стороны о выгодности для Украины членства в ТC воспринимаются Киевом чуть ли не как посягательство на «нэзалэжность». Идея присоединения Украины к Таможенному союзу ЕврАзЭс в потенциале не просто жизнеспособна, но и весьма перспективна. Однако сегодня требуется детальный анализ того, как можно задействовать данный потенциал в быстро меняющихся украинских реалиях: они уже не оставляют времени для простых решений.

Народ, правда, самостоятельно пустился на поиски выхода из непростой экономической ситуации. В ближайшем будущем символом такого выхода может стать памятник гастарбайтерам-украинцам в селе Зарваница на Тернопольщине, на установку которого уже начат сбор средств.

Источник

По словам инициаторов, памятник будет свидетельствовать о том, что миллионы украинцев не по своей воле вынуждены были выехать за границу на заработки. Как бы с присоединением к ЕС не стал сей «монумент» символом всей Украины? Как Тянитолкай стал ее креативным отражением.

Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: