Skip to content

Прекрасная сказка о Европе без границ оказалась … сказкой

27.09.2011 Вторник

Григорий  ТИНСКИЙ

17 октября состоится саммит ЕС, на котором должен быть решен вопрос о расширении зоны Шенген на две новых страны-члена Евросоюза — Болгарию и Румынию. Однако события последних дней ставят расширение Шенгена под вопрос. Голландия и Финляндия не согласны на этот шаг, а все решения в ЕС принимаются на консенсусной основе.

Голландский министр по вопросам иммиграции Герд Леерс сделал на днях абсолютно недвусмысленное заявление:

«Наша позиция ясна — мы не поддерживаем присоединения Болгарии и Румынии к Шенгенскому соглашению. Речь идет не только о выполнении технических обязательств, но и о борьбе с организованной преступностью и коррупцией. Можно иметь восемь самых лучших замков в дверях, но если перед дверьми стоит кто-то, впускающий внутрь всех, тогда возникает проблема. Мы должны увидеть, что Болгария и Румыния достигли необратимого прогресса, чтобы могли поверить им. Европа объята серьезным кризисом, и мы просим всех европейцев о солидарности, просим работать совместно. Это возможно только в том случае, если мы можем уверить всех в том, что мы организовали европейское сотрудничество наилучшим образом, что каждая страна сделала для этого все возможное, и что все мы вместе будем бороться с преступностью. Нам нужна стопроцентная уверенность, что всё это в полной мере относится и к Болгарии с Румынией».

Первые шаги в этом направлении Голландия предприняла еще в июне, когда в Евросоюзе председательствовала Венгрия. Тогда Польша, председательствующая в ЕС вслед за Венгрией с июля по декабрь нынешнего года, поставила задачу расширения Шенгенской зоны в список своих приоритетов. Министр внутренних дел Польши Ежи Миллер после провального совещания министров внутренних дел ЕС в Брюсселе сделал по этому поводу специальное заявление:

«Два государства сделали решение о расширении Шенгенской зоны невозможным. Нам не хватило отваги заявить, что мы действуем солидарно, а не по отдельности. Этот факт вызывает у меня грустные чувства об утраченном взаимодоверии. Болгария и Румыния при подписании договора о присоединении к ЕС получили наше обещание и приеме в Шенген. Все необходимые условия были выполнены ими еще в апреле. Сегодня мы нарушили данное им обещание».

Польша предложила компромиссное решение этого весьма болезненного для самолюбия новых (с 2007 года) членов ЕС. Суть его — в установлении двухэтапного переходного периода, а именно, сначала таможенный и паспортный контроль отменяется на пограничных переходах в аэропортах и морских портах, а затем уже и на наземных границах. Голландия аргументировала свой отказ тем, что ни одна из стран-кандидатов на вступление в Шенгенскую зону не заслуживает доверия, позволяющего поручить им охрану внешних границ ЕС и дать доступ к информационной системе «Шенген», Финляндия же возражает против польской идеи двухэтапного присоединения эти стран.

На самом деле, по мнению одного из европейских дипломатов из аппарата баронессы Эштон, протест Голландии против расширения Шенгенской зоны вызван политическими причинами. Голландия боится наплыва иммигрантов, в том числе из Болгарии и Румынии. Румыния и Болгария, в свою очередь, не исключают обращения в Европейский Суд с иском к ЕС. Кроме того, такая ситуация может вызвать к жизни известную историю с таможенными войнами. Румыния, следуя этим простым путем, уже задержала на границе крупную партию знаменитых голландских тюльпанов, заявив при этом, что они могут быть заражены опасными бактериями. Реакция Голландии не заставила себя ждать. Депутат голландского парламента Эстер де Ланге направила запрос комиссару ЕС по вопросам внутреннего рынка Мишелю Барнье с просьбой разобраться в этой истории: «Похоже на то, что румынские власти избрали голландские тюльпаны, ключевой продукт голландской экономики, имеющий огромное символическое значение, для шантажа в старом стиле».

Правительство Голландии тоже не осталось в стороне, обратившись к румынским властям с требованием объяснить причины задержания тюльпанов на границе. Представитель министерства экономики Румынии Мурко Миджнлиефф разъяснил голландцам, что у них нет никаких оснований подозревать, что существует какая-то связь между задержанием тюльпанов и позицией Голландии по вопросу членства Румынии в Шенгенской зоне. Румынские власти направили образцы тюльпанов в лабораторию, где они будут исследованы. Госпожа де Ланге попросила показать ей результаты этих исследований, в случае обнаружения бактерий в голландских цветах.

Болгария пошла более цивилизованным путем. Министр иностранных дел Николай Младенов в интервью для Болгарского Радио заявил, что решение о непринятии Болгарии и Румынии в Шенгенское пространство является «исключительно несправедливым» и подчеркнул, что причина его — внутренние проблемы Голландии и Финляндии. Младенов пригрозил ЕС тем, что в ответ Болгария может начать блокирование принятие решений в ЕС:
«Не следует забывать, что Болгария — член Евросоюза и что когда речь идет об интересах наших граждан, мы будем защищать их с достоинством и не позволим, чтобы к ним относились, как к гражданам второй категории. Мы — не кандидаты на вступление в ЕС, мы — члены Европейского Союза и мы участвуем в принятии решений Объединенной Европой. Без нашего участия в Совете Европы не может быть принято ни одно важное решение».

Противоречия в столь крупном межгосударственном образовании, как ЕС, объединяющем 27 стран — дело вполне естественное. Настораживает тот факт, что на сей раз они затрагивают один из краеугольных принципов, вокруг которых сплочена объединенная Европа, принцип единства территории.

Что это, страх перед глобальным кризисом, который может привести к катастрофе не только европейцев? Или это интернационализация угрожающей тенденции общественного расслоения, способной обрушить не только социально-экономические принципы построения современных развитых стран, но и стабильность самих этих стран. Нарастающие протесты против современного внешне благополучного капитализма создают угрозы для всего политического уклада, в первую очередь, на территории Европы.

Современный капитализм уже не ассоциируется с честным, тяжелым трудом и риском отдельных талантливых одиночек. В общественном сознании глубоко укоренилось понимание того, что виновные в кризисе переложили плату за него на плечи государств. Французский экономист Пьер Док называет современный облик капитализма системой организованной жадности. Многие вполне либеральные социологи, которых трудно причислить к радикалам, всерьез задумываются о конкуренции либеральной и авторитарной моделей, причем примером последней называют Китай. Происходит эрозия общепринятого прежде понимания капитализма, как системы, основанной на свободе предпринимательства и праве собственности, являющейся основой свободы личности. Глобальный капитализм все чаще воспринимается в качестве мрачной силы, управляющей судьбами людей и государств по каким-то непонятным большинству правилам. Достаточно какого-нибудь пустяка, чтобы рынки сошли с ума, уничтожая сбережения простых людей и финансовые системы целых государств. Эта анонимная, капризная и безжалостная власть раздражает всех. Даже такие гиганты, как США и Европейский Союз, слишком слабы для того, чтобы помериться силами с рынком.

Драматизм ситуации нарастает. «Коренные» европейцы опасаются иммигрантов, иммигранты — своих соседей, богатые опасаются бедняков, бедняки боятся и ненавидят богатых, демократы опасаются популистов, популисты боятся инакомыслящих. Все вместе запуганы климатическими и техногенными катастрофами, голодом и социальными взрывами. Ни от одного из этих страхов демократия избавить не в силах. Растут политические партии, основанные на популизме и национализме. Впервые после

30-хгодов ХХ века гнев и страх переполняют средний класс. Французский историк Пьер Розанваллон призывает Европу к восстановлению принципа равенства и социальной справедливости: «Рынок не может устанавливать общественные цели, это дело граждан и их представителей в органах власти».

Скандал с расширением Шенгенской зоны в ЕС — всего лишь частный случай этих глобальных катаклизмов, которые переживают современные общества. На наших глазах меняется эпоха. Демократия в привычном для нас виде исчезает. Она может быть либо спасена бунтом во имя равенства, либо погрузится в авторитарный популизм. Такая вот альтернатива.

Источник

Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: