Skip to content

Ничтожнее букашки?

28.09.2011 Среда

Александр  КАРЕВИН

На днях сайт «Украинская правда» опубликовал рассуждения очередного «национально сознательного» русофоба (таких еще называют «свидомитами»), заместителя председателя малоизвестной карликовой партии, каковых развелось в нашей стране без числа. Молодой, да ранний и, судя по фото, не отмеченный избытком интеллекта, сей партийный лидер сокрушался об украинцах. Дескать, не любят они, не ценят своего. И «разговаривают на чужом (чаще всего – русском) языке». И «пребывают под влиянием иностранных учреждений, которые ведут себя крайне агрессивно (РПЦ)». И вообще страдают «комплексом неполноценности», не желая отказываться от русской культуры в пользу своей родной.

Названный комплекс, по мнению молодого русофоба, не дает развиваться украинской культуре (под которой разумеется исключительно культура украиноязычная). Получается какой-то замкнутый круг. Чтобы преодолеть «комплекс неполноценности» украинской культуре следует создавать шедевры мирового уровня. А сделать этого она не может – комплексы мешают. Такая вот, оказывается, у нас беда.

На извечные вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?» ответы русофоб нашел быстро. Виновата, конечно же, русская культура. (А кто же еще?!). Следовательно, утверждает он, «нам необходима позитивная дискриминация культуры русской». Прежде всего, поясняет русофоб тут же, ни в коем случае нельзя допустить, чтобы родители имели право выбирать язык обучения для своих детей, поскольку это «приведет к инерционной пролонгации постколониального состояния». Примечательно, что в том, какой язык большинство родителей выберет, преодолеватель комплексов не сомневается.

Кроме того он предлагает следующие меры: «Украинизация образования, значительное ограничение эфирного времени русскоязычных передач на радио и телевидении, дополнительное налогообложение русской книги и электронных носителей (кроме классики). Непременно нужно прекратить всякую дотацию из государственных средств русского культурного продукта, включительно с преподаванием в школах русского языка». И так далее.

Подобные предложения звучат (в значительной мере и реализуются) уже давно. Ничего нового данный конкретный свидомит не придумал. Можно было бы и не обращать на его словоизвержение никакого внимания, однако…

Однако дальше он пишет: «Тем, кто спешит прокричать мне в ответ, что таких мер не потерпит «многонациональный народ Украины», советую вспомнить о кинотеатрах. Да-да, о кинотеатрах. В которых, напомню, после введения обязательного дублирования фильмов на украинский язык кассовые сборы только возросли. И никаких, знаете ли, самосожжений русскоязычных зрителей не произошло».

И вот тут, к сожалению, нельзя не признать его правоту. Речь, разумеется, не о самосожжениях (оставим это занятие самим «национально сознательным»). И не о кассовых сборах – возросли они (если возросли!) за счет повышения цен на билеты, к тому же неизвестно – какую часть этих сборов дают российские фильмы, которые пока на мову не дублируют. Прав русофоб в другом: «Смирились!». Введенный при Ющенко-Тимошенко и демонстративно не отмененный новой властью запрет фильмов, дублированных на русский язык, русскоязычное общество «проглотило». Кривилось, морщилось, но проглотило. Да только ли это?

Вплоть до революции 1917 года малорусы (украинцы), великорусы и белорусы признавались (и были на самом деле) единой русской нацией. Русская культура, русская литература, русский литературный язык изначально развивались как общерусские, общие для всей исторической Руси, в том числе для той ее части, которая ныне зовется Украиной. Вклад малорусов в общерусской культурное развитие огромен (один Гоголь чего стоит!). И вполне естественно, что для них общерусские культура, литература, язык были в такой же степени своими, как и для великорусов. Даже Тарас Шевченко в «Дневнике» называл «нашей литературой» литературу русскую, а Жуковского, Лермонтова, Кольцова – «нашими поэтами». Именно здесь, в обоснованном осознании русского своим, нашим, и заключается причина широкого распространения русского языка на Украине. Русский язык (и литература, и культура) – не только великорусский, но столь же и малорусский (украинский, если хотите), и белорусский. Русскоязычность малорусов (украинцев) – не плод «насильственной русификации», а нормальный результат нормального культурного развития.

Сегодня нас заставляют об этом забыть. Более двадцати лет власть проводит принудительную украинизацию и, увы, не встречает должного сопротивления в обществе. Не спрашивая желания ни учащихся, ни учащих перевели на украинский язык обучения большинство школ и вузов. Дети из русскоязычных семей оказались лишенными права на получение образования на родном языке. И что же? Наше русскоязычное население вздыхало, возмущалось (как правило, тихонько, «на кухнях»), но сопротивления не оказало.

Та же история произошла с детскими садами.

Власти попытались уничтожить Украинскую Православную Церковь, так как та находилась в единении с РПЦ и не желала это единство разрывать. Уничтожить не получилось, но волна антиправославных погромов прокатилась по стране. А большинство ее (страны) граждан, православных, если не по мироощущению, то по культуре и по обряду крещения, остались сторонними наблюдателями даже тогда, когда банды УНСО штурмовали Киево-Печерскую Лавру (июнь 1992 года).

В начале 1990-х фактически ликвидировали подписку на российские (бывшие всесоюзные, привычные нам с советских времен) газеты. Передаваемые на Украину по фототелеграфу эти газеты в новом независимом государстве просто не печатали, якобы из-за нехватки бумаги (хотя на местные печатные издания, мало кем читаемые, бумага находилась). Почта возвращала подписчикам успевшие обесцениться деньги. Продолжать подписку больше не имело смысла. После чего тогдашний премьер-министр Леонид Кучма удовлетворенно констатировал: интерес украинцев к российской прессе снижается (об этом, мол, свидетельствуют итоги подписки). Общество смолчало.

Затем российские газеты и журналы исчезли из киосков (впоследствии появились «Комсомольская правда в Украине», «Известия в Украине» и т.п., но это были уже не те газеты). Изданные в России книги больше не поступали в украинские библиотеки. Из телеэфира выбросили российские каналы (спустя время вернули, но как кабельные, а значит – далеко не всем доступные). Во многих школах прекратилось изучение русского языка. Произведения классиков русской литературы стали учить в курсе литературы зарубежной и исключительно в украинских переводах, хотя и ученикам, и учителям ближе язык оригинала. Бесцеремонно запретили русскоязычнное дублирование кинофильмов. Приступили к последовательному вытеснению русского языка из отечественных теле- и радиоканалов. Занялись украинизацией российских телесериалов. А в ответ все так же – никакого (за редким исключением) сопротивления.

Ну и так далее. Перечислять можно долго. Русский язык по-прежнему остается родным для большинства граждан Украины, но право на пользование им в различных сферах общественной жизни мы не отстаиваем.

Зато лозунг защиты русскоязычного населения охотно эксплуатируют политики. Они щедро раздают соответствующие обещания, зарабатывают популярность, приходят к власти и… продолжают украинизаторскую политику предшественников. Им это сходит с рук до сих пор.

Кто-то, возможно, занимается самоуспокоением: потерпим еще немного, а там – выборы, ни одного голоса не дадим обманщикам из нынешней власти. Только вот тешить себя иллюзиями не стоит. Подозреваю, что этим обманщикам наши голоса не очень-то и нужны. Выборы можно выигрывать по-разному. Иногда главное не как проголосуют, а как посчитают избирательные бюллетени. А их, скорее всего, будут считать «как надо». Думаю, именно для этого хотят срочно вернуть смешанную систему выборов. В мажоритарных округах «корректировать» результаты голосования легче.

Поэтому дожидаться выборов, уповать только на них – не имеет смысла. Протестовать нужно уже сейчас. Так ведь не протестуем. Потому и наглеют свидомиты. Потому и чувствуют себя господами положения. Любое «национально сознательное» ничтожество готово нас поучать как надо любить Родину.

Тут надо оговориться: нельзя свидомитских особей путать с обычными гражданами, разговаривающими по-украински. Большинство наших украиноязычных (точнее – суржикоговорящих) соотечественников – нормальные люди. Они пользуются более удобными для себя формами речи, но не навязывают их другим. И русский язык они воспринимают нормально.

Свидомиты – иное дело. Эти считают себя вправе распоряжаться всеми и всем. Они решают – на каком языке нам лучше читать книги, смотреть телепередачи и фильмы, слушать радио, воспитывать детей, общаться на работе, обращаться в различные учреждения, в какую церковь ходить (точнее – в какую не ходить). Они даже решили за нас какой язык нельзя изучать в школах. И мы постепенно, хоть и слегка упираясь, уступаем их требованиям.

По этому случаю, наверное, уместно будет привести цитату из исторического романа «Буря», написанного когда-то на русском (опять же!) языке видным украинским (малорусским) писателем Михаилом Старицким. Нижеприведенные слова автор вложил в уста Богдана Хмельницкого:

«Всякий зверь боронит свое логовище от врага… Что зверь? Птица Божия, безоружная невинная ласточка, и та бьется с иволгой за детей, нападает с сестрами дружно на коршуна и отгоняет его от своего гнезда. Что вольная птица? Муравей, на что уже крохотная тварь, и тот со своим товариством отстаивает до последнего дыхания свои кубла и отваживает в десять раз сильнейшего врага. Неужто мы хуже этой последней комашки? Неужто мы, как придохлые псы, не станем обороняться от ката?».

Вдумайтесь в прочитанное. Комашка, букашка ничтожная сопротивляется в десять раз сильнейшему врагу. А мы? Сильнее ли нас свидомиты? Однозначно – нет! Их – кучка. Кучка жалкая, хоть и необычайно крикливая. А нас – миллионы. Так что же мы не поставим их на место? Мы долго молча отступали. Может быть, хватит? Или мы хуже букашки?

Источник

Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: