Skip to content

Единственный шанс для Путина

12.10.2011 Среда

Валерий  КОРОВИН

Объявленный Владимиром Путиным проект создания Евразийского союза, несмотря на многолетнюю предварительную работу по его подготовке, всё же был воспринят как «гром среди ясного неба». Западные СМИ тревожно заговорили о восстановлении СССР, к разрушению которого сам Запад приложил столько усилий. Российские, казахстанские и белорусские евразийцы, уже потерявшие было надежду на реализацию их инициатив – напротив, торжествуют, оказавшись в центре всеобщего внимания, — комментируют детали и варианты развития того, что сам Владимир Путин, очевидно, определил для себя в качестве магистрального проекта ближайших двенадцати лет.

Столько же времени – двенадцать лет – российские евразийцы ждали этого решения. В 2000 году они подготовили целый комплекс разработок и необходимых документов, обосновывающих необходимость евразийской интеграции, которые и посвятили приходу Владимира Путина к власти. Для мобилизации общественной поддержки данной инициативы в 2001 году даже было создано общественно-политическое движение «Евразия», преобразованное в 2002 в одноименную политическую партию. Максимум, чего удалось тогда добиться, это провозглашения ЕврАзЭС – экономической интеграционной инициативы. Годы работы ушли на то, чтобы продвинуть проект преобразования Договора о коллективной безопасности (ДКБ) в Организацию (ОДКБ), а лоббирование проекта ЕЭП происходило уже после преобразования партии «Евразия», так и не принявшей участие в выборах, в Международное «Евразийское движение» (МЕД).

В разные периоды к этому процессу подключались и Председатель Комитета Совета Федерации по международным делам Михаил Маргелов, и первый заместитель Председателя Совета федерации Александр Торшин, советник президента Асламбек Аслаханов, министр культуры Александр Соколов – входившие в состав высшего совета МЕД. Российских евразийцев поддерживал и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, однако процесс евразийской интеграции всё же продвигался очень медленно. Не хватало политической воли Кремля, личной решимости со стороны российского лидера, его персональной ответственности за проект.

И всё же 12 лет ожидания того момента, когда наконец-то эти разработки примут свою законченную форму и наконец-то выльются в реальный геополитический проект, не прошли даром, о чём и свидетельствует статья Владимира Путина «Новый интеграционный проект для Евразии – будущее, которое рождается сегодня». Программная статья национального лидера перевела евразийский проект из формата теоретической разработки в формат политической реальности. Конечно, хотелось быстрее, много времени, как казалось, было потрачено впустую, однако, история не делается быстро, а критичным для успешной реализации в данном случае является то, что именно Путин взялся за это.

Многие уже успели упрекнуть предложенный проект, указав на то, что реальность его содержится пока только в словах премьера, «достаточно сухих, полных канцеляризма». Тем не менее, даже этого уже достаточно для того, чтобы квалифицировать новую евразийскую инициативу как задел на идеологию Путина на ближайшие двенадцать лет. И идеология эта – как теперь уже очевидно – это идеология евразийства, и именно на её основе Путин формирует сегодня образ будущего. Однако, не успел Путин выступить со своей программной статьёй, как из уст недоброжелателей, политических оппонентов, да и просто недоверчивых людей, зазвучали сомнения. Попробуем здесь найти ответы на наиболее распространённые.

Евро-Российская империя от Лиссабона до Владивостока

Один из вопросов, звучащих сегодня – а готовы ли простые люди, жители нашей страны, к восприятию столь глобального проекта, да ещё подаваемого в качестве новой идеологии? Не хотят ли они чего-то другого – часть – возвращения Советского Союза, а часть – дружбы с Европой и жизни в европейском пространстве?

Но как раз именно в предложенном Путиным проекте эти два направления совпадают. Ведь те, кто грезит о возвращении Союза, вряд ли видят его как возвращение марксизма, тоталитаризма и отсутствия гражданских свобод. Советский Союз запомнился нам как большое пространство, в котором народы жили согласно общеустановленным правилам социального, экономического и культурного устройства. Но именно о возрождении большого пространства и пишет Путин в своей статье. Именно поэтому отдельно говорится о том, что «речь не идёт о том, чтобы в том или ином виде воссоздать СССР. Наивно пытаться реставрировать или копировать то, что уже осталось в прошлом».

А в прошлом, очевидно, осталась марксистская догматика, которая на сегодня отброшена. Новое большое пространство Путина – это «тесная интеграция на новой ценностной, политической, экономической основе». Вместе с тем, не оставлены надежды и тех, кто видит своё будущее в интеграции с Европой. Для них Путин делает отдельную оговорку: «Некоторые наши соседи объясняют нежелание участвовать в продвинутых интеграционных проектах на постсоветском пространстве тем, что это якобы противоречит их европейскому выбору. Считаю, что это ложная развилка. Мы не собираемся ни от кого отгораживаться и кому-либо противостоять. Евразийский союз будет строиться на универсальных интеграционных принципах как неотъемлемая часть Большой Европы». Это же относится и к сторонникам европейского пути внутри самой России.

Определяются и масштабы Большой Европы – «мы предложили европейцам вместе подумать о создании гармоничного сообщества экономик от Лиссабона до Владивостока, о зоне свободной торговли и даже более продвинутых формах интеграции».

Именно в этой формуле зашифрована аллюзия на «Евро-Советскую империю от Владивостока до Дублина» Жана Тириара, предложенную им ещё до распада СССР и создания ЕС. Таким образом, Путин говорит о «более продвинутых формах интеграции», а именно — стратегии политического сближения с Европейским союзом. То есть, отвечая на вопросы и сторонников возрождения СССР – как единого стратегического пространства без марксизма, и тех, кто желает видеть Россию в союзе с Европой, Путин реализует программу большинства.

В Европу вместе с Россией

Теперь понятно, чем будет заниматься Владимир Путин в последующие двенадцать лет своего президентства. А именно это стало одним из главных вопросов его оппонентов – зачем Путин возвращается, чем он будет заниматься столь долгое время? Ответ дан — обустройством большого пространства, империи, как уже пишут западные СМИ, Евразийского союза, как пишет сам Путин. На практике — это очень трудоемкий процесс, но это процесс, который будет вести огромное пространство к процветанию. Но тут же мы слышим — а Европе-то зачем союз с Россией, с той же Белоруссией, например, Казахстаном?

Ответ на этот вопрос мы находим у самих европейцев. Тот же Жан Тириар пишет: «Экономики Европы и СССР прекрасно дополняют друг друга. СССР обладает недостаточно используемыми природными ресурсами. Европе же не хватает некоторых видов природных ресурсов, и её промышленный потенциал используется не в полную силу». Зато России – а в рамках предложенного Путиным проекта – новому сверх образованию, уже сравниваемому на западе с новым СССР – не хватает европейских высоких технологий. Европа – это тот сегмент, который экономически и промышленно переразвит, но что касается ресурсов — здесь у европейцев наблюдаются колоссальные потребности.

Что же касается Белоруссии, которая так же входит в это пространство, тоэто квалифицированный народ, хорошо образованный, хорошо обученный, дисциплинированный, трудолюбивый, демонстрирующий готовность работать и вносить общий вклад в развитие большого, теперь уже евразийского пространства. Опасения о том, что если Лукашенко уйдет, не факт, что Белоруссия будет смотреть в сторону России, начнёт смотреть в сторону Европы – тоже беспочвенны. Белоруссия – это часть большой России, единого народа, и уже в силу исторических обстоятельств она неотрывна от России.

Но это и не означает, что европейский путь для Белоруссии закрыт. Принципиальным здесь является — идти в Европу без России, вопреки, назло России, либо идти в Европу вместе с Россией. Вот в этом колоссальное отличие, и именно вариант совместного движения в Европу предлагается сегодня Путиным: «Теперь участником диалога с ЕС станет Таможенный, а в дальнейшем и Евразийский союз. Таким образом, вхождение в Евразийский союз, помимо прямых экономических выгод, позволит каждому из его участников быстрее и на более сильных позициях интегрироваться в Европу». Не говоря уже о том, что если Россия и Европа не сотрудничают, Белоруссия вообще превращается в элемент американского санитарного кордона, и её используют просто как буферную зону, тогда она вообще не развивается.

Ключевым моментом является то, что помимо Белоруссии к Союзу подтягиваются и азиатские страны. Интерфейсом между Европой и Азиатско-тихоокеанским регионом становится целый ландшафт, куда входит Казахстан – ведущая экономика Средней Азии, и многие другие: «Мы предлагаем модель мощного наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного мира и при этом играть роль эффективной «связки» между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом».

Путин говорит в своей статье, что этот проект открыт, и что все остальные государства нынешнего СНГ будут интегрироваться сюда по мере нарастания его привлекательности: «Евразийский союз — это открытый проект. Мы приветствуем присоединение к нему других партнеров, и прежде всего стран Содружества. При этом не собираемся кого-либо торопить или подталкивать. Это должно быть суверенное решение государства, продиктованное собственными долгосрочными национальными интересами». Т. е. в статье Путина оговаривается два принципиальных момента:проект открыт, и он не является идеологическим продолжением СССР, но является концептуальным продолжением восстановления большого пространства, и открытие возможностей для вхождения новых участников здесь прописано прямым текстом.

Кто туда может войти кроме Казахстана и Белоруссии?В первую очередь, конечно, имеются в виду страны СНГ – бывшие советские республики, страны постсоветского пространства. Но в числе потенциальных претендентов и Грузия, не так давно покинувшая СНГ, как бы не беспокоился нынешний грузинский президент Михаил Саакашвили. А заволновался он не на шутку. Грузинский президент назвал план Путина по созданию евразийского союза «самой дикой идеей русских националистов», и особо подчеркнул, что восстановление в любой форме межгосударственного союза под эгидой Кремля означает неизбежную реинкарнацию «темного прошлого», чуждого новой Грузии, которая «вернулась в цивилизованное сообщество и полностью разделяет его ценности».

Дело в том, что нынешняя строго атлантистская ориентация Грузии связана с тем, что Россия 20 лет не обращала внимания на своих бывших братьев по СССР. Естественно, что из-за чего они вынуждены были искать лучшей доли на стороне. Вот они и подались во все тяжкие, в объятия к Западу, к Америке, стали скрестись на пороге Европы, умоляя принять их на любых ролях.

Но сегодня становится всё более понятно, что для Европы эти государства – не вариант. Слишком большой разрыв, как экономический, так и цивилизационный. Сворачивание европейской интеграционной программы даже для Турции должно поставить жирную точку в этом вопросе для стран СНГ. Путь в Европу поодиночке для них закрыт, как бы не протаскивали коего кого из них туда американские патроны.

Шанс есть только в том случае, если они будут вместе с Россией наращивать свой экономический потенциал, стремительно сокращая разрыв с Европой. И такой шанс сегодня предоставляет Путин. В противном случае, отвергнув этот вариант, Саакашвили, и те, кто за ним последуют, окончательно потеряют всякую легитимность со стороны своих народов и будут сметены как главное препятствие к европейской интеграции – не по отдельности, что по сути невозможно, а вместе с Россией.

Автаркия большого пространства от Путина

Остаётся открытым вопрос – как Россия будет наращивать свой экономический потенциал, что обозначено Путиным в качестве приоритетной цели проекта, в условиях кризиса и падения цен на нефть? Но в этом как раз и заключается основная идея проекта, т. к. в нём самым непосредственным образом реализуется концепция «Автаркии больших пространств» европейского экономиста и социолога Фридриха Листа.

Суть концепции заключается в том, что когда экономически слаборазвитые государства интегрируются друг с другом, открывают внутренние границы, для того чтобы интенсифицировать внутреннюю торговлю, то их общий экономический уровень повышается. В результате такое совместное развитие в рамках «таможенного союза» приближает их к более экономически развитым государствам. Если же слаборазвитое государство отдельно входит в экономическое поле с развитыми, они оказываются в неравных условиях, в результате чего, как доказывает Лист, бедные ещё больше беднеют, а богатые ещё больше богатеют.

В своей теории «автаркии больших пространств» Лист доказывает, что для успешного развития государства «должны обладать максимально возможными территориями, объединёнными общей экономической структурой». Для этой цели европеец Лист в своё время предложил объединить Австрию, Германию и Пруссию в единый «таможенный союз», в пределах которого будут интенсивно развиваться интеграционные процессы и рыночные отношения. Но главное условие — до момента повышения экономического уровня по отношению к более развитым соседям должна существовать гибкая система пошлин, не допускающая зависимости от внешних поставщиков и ориентированная на обеспечение автаркии.

Таким образом, предложение Путина – это и есть европейский путь, именно тот, по которому прошла Европа к созданию нынешнего ЕС, только перенесённый на наше, евразийское пространство. Главным здесь является то, что по отдельности ни одна из постсоветских стран самостоятельно не сможет даже близко достичь уровня развития европейских государств, что в условиях одиночной интеграции в Европу ставит её в заведомо проигрышное положение. Таким образом, призыв некоторых лидеров интегрироваться в Европу отдельно, без России, работает против этих государств и их народов.

Сегодня в одних, особенно бывших государствах постсоветского пространства, экономика слабо развита, в других, преимущественно странах Запада, которые входят в ВТО, развита хорошо. И в этих условиях, для того чтобы на равных войти в ВТО, нужно иметь примерно равный уровень экономического развития, чего и хочет добиться Путин через реализацию Евразийского союза: «Сложение природных ресурсов, капиталов, сильного человеческого потенциала позволит Евразийскому союзу быть конкурентоспособным в индустриальной и технологической гонке, в соревновании за инвесторов, за создание новых рабочих мест и передовых производств. И наряду с другими ключевыми игроками и региональными структурами — такими как ЕС, США, Китай, АТЭС — обеспечивать устойчивость глобального развития». Вхождение же в ВТО с отставанием от других участников — обрекает любую страну на разорение.

* * *

Несмотря на всю привлекательность и эффективность предложенной Владимиром Путиным модели евразийской интеграции, у этого проекта есть не только внешние, но и внутренние враги. Речь идёт о тех, кто последние двенадцать лет системно боролся с появлением какой-либо идеологии, как в России в целом, так и у Владимира Путина в частности. Их цель – заменить полноценную идеологию государства – симулякром, т. к. это менее опасно, более управляемо и предсказуемо.

Но это же есть залог неизбежной катастрофы. В своей статье Путин пытается найти идеологию, обосновывающую не только двенадцать лет его грядущего президентства, и даже не только идеологию для своей страны, но и, возможно, для всего евразийского пространства. И здесь важно не поддаться на призывы манипуляторов в окружении Путина, призывающих зайти ещё на один круг «разводок» и симуляции политической действительности, что для Путина будет означать только одно – потерю легитимности.

Евразийский идеологический проект – это единственная возможность сохраниться, ибо альтернативы ему предельно неустойчивы. Принять либеральный проект в угоду западу будет означать потерю легитимности в глазах собственного населения, а на западе всё равно не поверят, снова и снова записывая Путина в диктаторы. Принять «националистический» проект в угоду внутреннего большинства – значит поставить под угрозу целостность России и ввергнуть её в изоляцию.

Единственный шанс для Путина — проект имперской интернациональной мобилизации, т.е. проект евразийский, и для его реализации требуются свежие кадры, полная ротация элит, гарантирующая успех. Но уже сейчас очевидно одно – евразийский проект возрождения великой империи запущен, и имя его – Владимир Путин.

Источник

Реклама
No comments yet

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: