Skip to content

Лжепатриарх Филарет и забытый «юбилей»

20.12.2011 Вторник

Олег  ТРИШАТНЫЙ

Именем Иуда награждают предателей, людей, действующих под личиной друга. При этом каждый православный, глядя на икону Тайная вечеря, где среди святых апостолов изображён предатель Христа, сжимающий в кулачке символ земных радостей – сребреники, страшится почувствовать вместо его лица своё. Это так. Так и должно быть. Куда уж страшнее!

Но история знает и профессиональных иуд. Не исключено, что, с тех пор как Иуда, предавший Христа, удавился, его место близ Церкви никогда не пустовало. В очередные «новые времена» иудина риторика всегда ловко трансформировалась, соответствуя духу времени, менялись тактика, приёмы. Цель оставалась неизменной: за счёт Церкви и Её Божественной Истины получать земные радости, при этом раня Церковь, уводя людей от Спасителя в область погибели. 
 
Это фигура…
 
В череде трагических и славных памятных дат уходящего года в средствах массовой информации был явно пропущен печальный юбилей: 50 лет назад (1961 год) Киево-Печерскую лавру ликвидировали как монастырь. Возможно, в наши дни и не стоило бы вспоминать о ранах, нанесённых Церкви полвека тому назад, и новых испытаний более чем достаточно. Да вот лицо, которое принимало тогда активное участие в иудином деле закрытия лавры, как и в иных гонениях на Церковь той поры, продолжает с не меньшей активностью своё дело, прочно заняв на политическом олимпе Украины видное место. Речь о М.А. Денисенко, которого в некоторых кругах стойко именуют «патриархом Филаретом».
 
Это фигура!
 
Раскольнический «патриарх» принимает участие в официальных мероприятиях, его цитируют, с ним встречается президент Украины, его поддерживают депутаты, у него в подчинении огромное количество «священников», которые совершают «обряды», не объявляя, что их действенность сродни балаганному шутовству. Денисенко добивается межконфессионального признания своей структуры и выхода на международную арену, убеждая «милосердных и отзывчивых» еврочиновников «оказать содействие в налаживании контактов между украинскими и европейскими церквями»…
 
Он ещё и пророчествует, клеймя Московский патриархат, уверяя всех, что «правда на стороне киевского патриархата»…
 
Впрочем, о подобных пророках давно сказано, что они «приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные»…
 
Да, что ни говори, Денисенко – это фигура! 
 
Не лестница, но лифт
 
Первая его руководящая должность – инспектор духовной семинарии. Следующая – ректор семинарии. На этой должности он пробыл недолго, но накрепко зарекомендовал себя перед властями хрущёвской эпохи сильным администратором, ловким разрушителем церковных установлений. О том, что он жил на особых условиях, для монаха-наставника неслыханных, рассказывал в своих мемуарах архиепископ Тульчинской и Брацлавской Ионафан (Елецких), он писал о том времени: «Киевские священники (о. Иоанн Черниенко и др.) вспоминали о периоде инспекторства Филарета в Киевской Духовной семинарии на рубеже 50-60 годов, где он, вопреки правилам, проживал с молодой «сестрой» Евгенией Петровной Родионовой в одном помещении и имел на этой почве неприятности с тогдашним ректором КДС, когда попадал в двусмысленные ситуации. Как вспоминал о. Иоанн Черниенко, позднее Филарет, став епископом в Киеве, жестоко отомстил бедному старцу-ректору за его назидания о поведении и правилах проживания в стенах семинарии».
 
Игумен Филарет в возрасте 29 лет был вознесён в сан архимандрита и назначен на должность ректора Киевской духовной семинарии. Собственно, это было первым церковным учреждением, которое ему предстояло ликвидировать.
 
Мы говорим о том времени, как об эпохе, когда Русская Православная Церковь пребывала в подлинном плену у атеистов, когда ни на одну должность не мог быть назначен священнослужитель без согласования с уполномоченным Совета по делам РПЦ соответствующего уровня. Стоит вспомнить и о том, что Совет был одной из влиятельнейших структур. Именно на него правящая партия и правительство возлагали труд радикально сократить число церквей и монастырей, чтобы в свой час показать миру «последнего попа».
 
Примечательно, что на должность инспектора семинарии вместо Филарета был назначен священник, который впоследствии снял с себя сан, стал расстригой. Власти готовили закрытие духовного учебного заведения, поэтому ставили в начальники надёжных «управленцев».
 
Протоиерей о. Павел Адельгейм (богослов, публицист) в своих воспоминаниях рассказывал о времени учёбы под водительством Филарета. На третьем году обучения семинарист Павел был исключён ректором по «политическим мотивам». Одним из мотивов было обстоятельство, связанное с празднованием Первомая. «В 1959 году, — пишет о. Павел, — оно пришлось на Великую Пятницу, день сугубого поста. Филарет назначил торжественное собрание, во втором отделении – хор с патриотическими песнями. Лёня Свистун (однокашник) предложил мне пойти к ректору с протестом. Мы пошли, и Филарет произнёс воспитательную речь о любви к советской власти: «Я сын шахтёра, стал архимандритом и ректором. При какой другой власти это могло бы случиться? Под чьим небом вы живёте? Чей хлеб едите? По чьей земле ходите? Вы неблагодарные, вас советская власть учит…»
 
Как ни занятно, но стоит приметить аргументацию. Из литературы и кино известны заявления подобного рода, исходившие из уст красных директоров, министров и депутатов: «Я сын трудового народа (классическое: я простая русская баба…), а какие высоты покорены!» В этом смысле аргументация «монаха» Филарета является уникальной: прежде не приходилось слышать, чтобы советскую власть благодарили за карьерный рост в церкви. Как известно, подобный рост часто сопровождался арестами, лагерями, ссылкой.
 
В 1960 году Киевская семинария была закрыта без эксцессов, власти сумели убедить священноначалие, что «Киевская духовная семинария находится в очень плохих условиях. Размещена в помещении, которое не отвечает элементарным требованиям учебных заведений…». Не выделять же помещение, которое отвечает требованиям! Оставшихся слушателей перевели в Одесскую семинарию. Сам же архимандрит Филарет получил новое назначение, взлетел в высокий кабинет, как на лифте, заняв должность управляющего делами Украинского Экзархата при престарелом митрополите Иоанне (Соколове, 1877–1964).
 
Власти решали задачу, как без международного шума погасить величайший светильник православия – монастырь Киево-Печерской лавры.
 
Кто-то скажет, что все вопросы подобного рода решались наверху, на местах же лишь исполнялись утверждённые постановления. Только как при этом не вспомнить Евангельское: «невозможно не придти соблазнам, но горе тому, через кого они приходят».
 
Известно,  Почаевская лавра «отбилась» от высокопоставленных богоборцев, прилагавших огромные усилия, чтобы закрыть монастырь. Устоял и Флоровский монастырь в Киеве в 1963 году. Не отдал властям «под библиотеку» свой Николаевский собор другой Киевский монастырь – Покровский… 
 
Не мытьём, так катаньем
 
Вопрос с закрытием Киево-Печерской лавры власти поначалу предполагали решить с наскока. Ещё в январе 1959 года из лавры в результате интриги, в которую вовлекли престарелого митрополита Иоанна (Соколова), были изгнаны 32 монаха. В связи с этим патриарх Алексий (Симанский, 1877–1970) обратился в Совет по делам РПЦ с фактическим протестом, который дипломатично начинался со слов: «Последние события в церковной жизни г. Киева, именно массовое (32 человека) увольнение из Лавры её насельников из числа монашествующих…» О сути проблемы святейший писал: «Дело в том что, кроме того, что в Лавре создалось весьма трудное, можно сказать, безвыходное положение из-за того, что там остались почти одни старцы-инвалиды, которые не могут по своей немощи нести послушания по совершению церковных служб и пения… Удалённые иноки ищут защиты, в то же время распространяя среди верующих жалобы на свое удаление… Во избежание таких нежелательных последствий столь резкого явления, как удаление сразу такой большой группы монашествующих, я признаю желательным внести некоторые поправки в это дело, именно возвращение в Лавру, по крайней мере, больше половины удаленных из нее монашествующих, и прошу Совет оказать содействие в том, чтобы со стороны гражданской Власти на месте не чинилось препятствия к их возвращению».
 
Председатель Совета по делам РПЦ при Совете Министров СССР Г.Г. Карпов вызвал патриарха к себе. Святейший был болен, встречу пришлось провести в резиденции патриарха. Святейший при личной встрече подтвердил свой протест: «Так мне не совсем понятны действия в отношении Киево-Печерской лавры. Местные власти без особых на то оснований потребовали удалить 32 монаха, в связи с чем там остались старые и больные, за которыми некому ухаживать. Намечают провести ряд других мероприятий…»
 
И от лавры отступились. На время. В лавре в ту пору было около ста человек монашествующих. Это был 1959 год.
 
По сути, твёрдость патриарха сломала карьеру Георгия Григорьевича Карпова (1898–1967). Он, чекист с многолетним стажем, имевший звание генерал-майора КГБ, был исключён из партии (потом восстановлен) и смещён с занимаемой должности. Впрочем, официально повод был иным. Руководство припомнило ему фальсификации протоколов допросов арестованных и извращённые методы ведения следствия в 1937-1938 годы, за что некоторые его подчинённые были осуждены ещё в 1941 году.
 
Должность председателя Совета по делам Русской православной церкви при СМ СССР в начале 1960 года занял Владимир Алексеевич Куроедов (1906–1994). Он, заступая на пост, как водится, «попинал» предшественника: «Главная ошибка Совета по делам Православной церкви заключалась в том, что он непоследовательно проводил линию партии и государства в отношении церкви и скатывался зачастую на позиции обслуживания церковных организаций…»
 
Новый руководитель пошёл в деле закрытия лавры иным путём. К делу была подключена киевская интеллигенция, которая вмиг озаботилась аварийным состоянием лавры. Газеты, кино, радио живо откликнулись на «руководящий» призыв. Была создана комиссия, которая уже к концу 1960 года пришла к такому выводу, что и не понятно, как до той поры строения и сооружения лавры вообще стояли, а не разваливались. Приложение с описанием аварийных объектов заняло семь страниц. Комиссия для убедительности ссылалась ещё и на «сигналы» прессы, на статьи с кричащими названиями: «Заповiдник у небезпецi», «Запобiгти руйнування унiкальних споруд», «Сохранить для будущих поколений».
 
В январе 1961 года патриарх Алексий писал В.А. Куроедову о заключении комиссии, очевидно, не очень ему доверяя: «… конечно, приходится считаться с этим заключением соответствующих компетентных органов, но меня смущает категорическое предписание прекратить доступ богомольцев в пещеры, что, несомненно, вызовет смущение среди верующих. Кроме того, в разговорах с патриархами Константинопольским и Иерусалимским было с их стороны выражено желание ознакомиться именно с церковными памятниками и святынями Москвы, Киева и Почаева, о которых они имели якобы сведения, что они посещаются верующими беспрепятственно…»
 
Но это письмо уже не возымело действия. Пещеры были закрыты, святые колодцы засыпаны, корпуса освобождены… К 15 февраля 1961 года, за месяц до полного закрытия, в лавре оставалось 11 монашествующих. 
 
Дело было так
 
Схиигумен Валентин был наставником юного Ивана Сокура, ныне всему православному миру известного старца Зосимы (1944–2002). Этот дивный Киево-Печерский старец рассказывал о закрытии лавры: «Однажды в Лавру нагрянули «кагэбэшники» с архимандритом Филаретом (Денисенко) и сразу набросились на монахов: «Так, Лавра закрывается на ремонт, освобождайте помещение. Быстренько, вас переселяют в Почаев». Старцы плачут, знают, что никакого ремонта, никакого там Почаева им не будет.
 
– Быстренько, а то в тюрьму посадим.
 
И Филарет от «кагэбэшников» не отстаёт:
 
– Отцы, отцы, освобождайте помещение, завтра начинаем капитальный ремонт Лавры. Закончится ремонт, тогда всех вас возвратят.
 
– Мы никогда сюда больше не возвратимся…»
 
Отец Зосима продолжает: «А мой Старец смелый такой был, подходит к Филарету и говорит:
 
– Помни, ты за нечестие своё отступишь от Бога и будешь врагом Церкви, придёт время – ты предателем Церкви будешь. И помни: за твоё нечестие, что Лавру закрыл, тебе Бог не даст нормальной смерти – умрешь ты, как Иуда-предатель…» Старец Зосима говорил: «Как плакали старцы, схимники, когда Лавру закрывали. Закапывали свои святые иконы – спасали от поругания…»
 
После закрытия лавры архимандрит Филарет, похоже, в качестве награды за проделанную работу в мае 1961 года был отправлен за границу делать карьеру…
 
Вспоминают, что в то же время блаженная матушка Матрона «воздевала к небу руки, громко кричала на своем мордовском языке, падала на колени и плакала». Впоследствии она не раз, шокируя многих, крайне негативно характеризовала возвысившегося Денисенко, называла даже и бандитом, портрет его сжигала в печке, говорила: «Он не наш». 
 
О тишине
 
Удивительным образом до сих пор не опубликованы документы партийных и государственных органов о закрытии лавры. Мы знаем, как закрывались многие монастыри, знаем документальные подробности – кто принимал решения, какие силы были задействованы, какие средства отпущены, сколько грузовиков и пр., и пр.
 
Здесь – тишина. Иные полагают, что это Л.М. Кравчук постарался, когда «рулил» Украиной, готовя в 1992 году очередной карьерный взлёт для Филарета. Также существует в церковных кругах утверждение, что отсутствие документов связано с темой монастырских ценностей, которые исчезли при закрытии лавры.
 
О том, что существовал, а быть может, и существует целый массив документов, освещающий интересующую нас тему, мы можем судить по тем крохам, которые были опубликованы в связи с 50-летием Куренёвской трагедии, когда 13 марта 1961 года произошёл прорыв дамбы грязевого хранилища, образовался грязевой сель, погибли люди, было затоплен могильник Бабий Яр. Руководство КГБ УССР представляло в ЦК КПУ справки о настроениях в городе: «Отдельные лица из числа верующих высказывают свое недовольство закрытием Печерской лавры. Наибольшую активность в этом проявляют реакционно настроенные верующие, проживающие в районе Печерской лавры, заявляя: «Вот антихристы закрыли Лавру, нашли какие-то трещины, а Лавра с трещиной тысячу лет простояла и еще тысячи лет будет стоять, потому что ее охраняют святые угодники. А те, кто закрыл Лавру, слепые люди. Они малые трещины в Лавре увидели, а больших на Куреневке не заметили. И Господь их наказал…» «Лавру 11 марта закрыли и всех повыгоняли, а 13 марта на Куреневке случилось бедствие, погибли тысячи людей… Гнев Божий».
 
О Денисенко М.А. опубликовано множество свидетельств, известно всё о его немонашеской жизни, прозрачна анатомия его измены. Символично, что оранжевый президент В.А. Ющенко наградил его «орденом Мазепы». При всём при этом он остаётся влиятельным лицом: националистическая риторика, всё ещё актуальная, плотнее любого занавеса прикрывает истину. Десятки тысяч людей на Украине, повреждённой эпохой атеизма, не узнали в нём, учинителе раскола, врага Церкви.

Губы Иуды и ныне тянутся с лобызанием ко Христу.

Источник

Реклама
No comments yet

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: