Skip to content

Крымскую Республику «убило» молчаливое большинство

19.01.2012 Четверг

Алексей НЕЖИВОЙ

Когда «светочи демократии» дубасят собственных граждан продолговатыми изделиями из твёрдой резины, окуривают газом до блевоты и заливают весь этот «фестиваль» водичкой под запредельным давлением – это баловство. Когда те же «светочи» «цивилизуют» с воздуха всяких некультурных арабов – это забавы из того же порядка.
Даже когда московская полиция не свинчивает, вопреки надеждам госдепа, «несогласных» — и это не удивительно. Но, когда «обычные» крымские сепаратисты начинают «веерно» разбрасывать по Сети новость Радио «Свобода» на украинской мове, это уже не оченно привычно.

Но именно это и произошло намедни: Народный Фронт «Севастополь-Крым-Россия» (те еще сепаратисты, их сам Ющенко ненавидел, между прочим, и СБУ на них натравливал в своё время) разбросал по электронной почте во все города и веси сообщение о своей маленькой, но важной победе. В письме была новость Радио «Свобода»: Высший административный суд Украины постановил, что Фронт имеет право оспаривать в суде легитимность действующей Конституции Крыма образца 1998 года.

То есть, Конституция еще не оспорена, но решено, что такому субъекту, как Фронт, ставить её легитимность под сомнение в суде можно. А там уж, как судебная кривая вывезет.

Задумка «фронтовиков» понятна: они считают, что крымчане на референдуме 20 января 1991-го голосовали за Автономную Республику в составе обновленного СССР. Логика в этом есть. Если кто не помнит, то тогда вопрос стоял в бюллетенях так: «Вы за воссоздание Крымской Автономной Советской Социалистической Республики как субъекта Союза ССР и участника Союзного договора?» Из 81,3% избирателей, принявших участие в голосовании, 93,26%, или более 1 миллиона 343 тысяч человек, сказали «Да».

Следовательно, считают «фронтовики», народ Крыма не давал согласия на вхождение Крыма в состав Украины как внесоюзного, самостийного государства. Конституция-98, по их мнению, противоречит этому факту, поскольку в ней автономия названа частью незалежной. Посему они много лет добиваются: а) отмены Конституции 1998 года; б) восстановления действия Конституции 1992-го (где Крым рассматривается как самостоятельное государственное образование); в) как карта ляжет: либо в РФ, либо полная независимость.

Конечно, этот киевский беспредел, творящийся многие годы, изрядно утомил крымчан. То невменяемого «оранжевого» премьера сюда посадят, то «в доску нашего», который требует от милиции «гасить» мирный крестный ход всеми имеющимися спецсредствами, включая «кованый сапог», слезоточивый газ и «демократизатор резиновый». С одной стороны посмотреть – всё, как в просвещенных европах.

С другой стороны, есть большие сомнения, что при отмене Конституции-98 станет легче. И уж точно нет уверенности, что не станет хуже. Хотя бы в перспективе. Прояснить этот вопрос «Крымское Эхо» попросило известного политолога Андрея Никифорова.

Андрей Никифоров: Если говорить о формальной стороне, то чихали власть имущие на любое решение суда. Не говоря уж о том, что они умеют получать те решения судов, которые им нужны. Если мы, опять же, возьмем формальную сторону, то те самые «юные энтузиасты», общественники, которые подали в суд, они по форме-то правы. Потому что ныне действующая крымская Конституция ничтожна, несовершенна, она действительно принималась с массой нарушений…

— С «поправкой Зайца», например…

— «Поправка Зайца», это уже был последний аккорд, там сфальсифицирован сам текст по дороге из Симферополя в Киев. Если поднимать это всё (а ведь вполне еще живы люди, которые принимали в этом участие), то там гораздо больше можно найти оснований для искового заявления…

Вопрос заключается в следующем: вводит ли это (отмена Конституции-98, — ред.) автоматически в действие Конституцию 1992 года и если вводит, то для кого? Для того перепуганного сборища, которое спит через раз, потому что ждет звонка в дверь от прокуратуры? Это люди, которые сами себя боятся, которые за всё голосуют так, «как надо», которые не пользуются даже теми правами, которые им оставили. Вспомним, хотя бы последние назначения премьеров, и как лебезил, как играл в «дубль-пусто» крымский парламент…

Если сейчас, допустим, проводить какие-то новые выборы в Верховный Совет Крыма, то возникают вопросы: по какому закону и кто его сформирует?

На самом деле, вопросов возникает очень много, и я не думаю, что у инициаторов отмены Конституции, у этих самых энтузиастов, на все эти вопросы есть ответы. Но самое главное, на мой взгляд, даже не в этом. Самое главное заключается в том, что ситуацию это никак не меняет.

Если даже выборы состоятся завтра, мы получим примерно такой же состав парламента. По энергетике, по, так сказать, крымскости, крымскому патриотизму и тому подобному. Если там что-то такое есть, то глубоко в загашниках и далеко не на первых ролях.

Если мы меняем правовое поле, правовую ситуацию, то приходим к тому, что всё равно никто этими правами пользоваться не будет, сами себя в очередной раз высекут, всё, что можно, у себя урежут, что еще не урезали, и продолжат существование в комфортном для себя формате.

То есть, для кого стараются «энтузиасты»? Непонятно.

— Они считают, что сначала надо отменить Конституцию-98, а потом можно вести борьбу за Конституцию-92…

— Вопрос заключается в том, что находится между этими двумя шагами? Хорошо, вот они проскочили и сразу «включили» Конституцию 1992 года (будет, кстати, странно, если это сделают через суды)…

— По логике, можно тогда и Указ Кучмы об отмене Конституции-92 и крымского института президентства оспаривать …

— Да всё можно оспаривать, но дело не в этом, а в том, что политическая реальность возьмёт своё. Менять надо не Конституцию, менять надо ситуацию! Если крымчанам сейчас совершенно наплевать на республику…

— Считается, что им наплевать на республику потому, что ей заправляет чёрт-те кто…

— Потому и заправляют, что наплевать. Я бы здесь изначально четко рассматривал состояние общества. Потому что, если бы здесь был общественно-политический подъём, то он выдвигал бы людей, которые… Скажем, не таких, как сейчас. Было время, когда тут боролись, условно, крымские патриоты с крымскими автономистами. Кто-то был еще на периферии, но они были на периферии. А в обществе были настроения, которые те две вышеназванные составляющие характеризуют.

А сейчас? Сейчас люди думают, что политики их всё равно надуют. Кстати, правильно они так думают. При этом надувательство политиков позволяет каждому на своем месте, в силу должностных и прочих обязанностей тоже ближнего надувать. Вот мы дуем, дуем, дуем, пока это всё не лопнет. Когда-нибудь лопнет. Вот тогда, может быть, какие-нибудь киевские решения, решения судебных инстанций будут востребованы.

Есть такое понятие – революционная необходимость. Оно действует только тогда, когда есть некоторый высокий уровень общественно-политической активности. Тогда можно и отменять конституции, и создавать какие-то переходные, учредительные и прочие собрания… Делайте всё, что угодно – то, что позволяет обществу себя реализовывать. Если общество не хочет себя реализовывать, оно делегирует свои политические права вот таким вот депутатам, из которых сейчас состоит наш крымский депутатский корпус.

Когда мы видим, что во главе его нет ни одной политической личности…

— У многих есть такое ощущение…

— Не важно, на позитив ли они работают, грызутся ли между собой — вопрос заключается в другом: являются ли они личностями? Нет! Может, кто-то и «сидит в засаде», но он «в засаде» почему? Потому что общие настроения такие! Это не переломишь никаким решением суда. Нельзя труса с помощью решения суда сделать храбрецом, а дурака – умным.

Можно, конечно, по этому поводу принять какую-то резолюцию, но сути дела это ведь не изменит.

— Другое дело, по этой логике, когда «резолюцию» приняла «революционная масса»?

— Да. Продвигать и проталкивать какие-то идеи может и ничтожное меньшинство. Если оно подпитывается энергией «молчаливого большинства. Тогда оно способно это протолкнуть. А когда вся эта энергия вглубь, так сказать, загоняется, когда, в общем-то, всем наплевать, когда всё происходит на кухне, где-нибудь, или в Интернете, где позлобствовать все мы горазды, это всё не то. Это не создаёт той самой силы, которая нужна для какого-то свершения.

Поэтому в целом, я считаю, что если эти товарищи (Фронт «СКР», — ред.) смогут использовать свою борьбу в судах для того, чтобы хоть как-то расшевелить крымское общество, чтобы пропагандировать идею Республики, идею Крымской автономии, нашего регионального интереса, сработать на будущее (я думаю, на отдаленное будущее), это всё имеет какой-то смысл. А вот если мы возьмем конкретно формальную сторону, то, на мой взгляд, любое судебное решение не будет иметь экстраординарных последствий. Потому, что Крымская Республика не угрожает украинской государственности. Её перестали бояться. Вот этот страх, перед крымским сепаратизмом, может быть, преувеличенный, это был наш главный политический ресурс, по большому счету. Его, по сути дела, израсходовали. В какой-то степени, и с нашего согласия его израсходовали.

Мы, на каком-то этапе имели возможность «хозяйствовать», так сказать, «себе в карман», а потом пришли макеевские дяди и тёти, и разогнали наших «партизан». Стали сами «партизанить». Всё это выхолостилось.

— То есть, де-факто Крымской Республике можно уже забыть навсегда?

— Навсегда ли? Я уверен, что не навсегда. Где-то там, на горизонте, этот общественно-политический ориентир маячит. Но это не завтрашний день, по всей видимости. То есть, работать надо на послезавтрашний день. Ждать у моря погоды и того, что Фронт «СКР» по суду восстановит нам республику и государственность, абсолютно не стоит.

Но вряд ли этим воспользуются и «разгонят» Крымскую автономию. Им, что, надо было ждать Подъячего (координатор «СКР», — ред.), чтобы ее разогнать? Кто мешал разогнать этот проект? Он действует в рамках некой политической целесообразности, и он достаточно удобен, когда безопасен. Поэтому его пролонгируют. Работает некая форма: всегда можно заслать сюда Джарты или Могилёва (премьеры крымского правительства, — ред.), всунуть их в эту форму.

Форма-то полая совершенно. Наполняй её каким угодно содержанием. В данном случае, я говорю о кадрах, а они придумают какую угодно социально-экономическую программу, стратегию, или еще что-то… Это убого, скучно, не имеет никакой связи с реальностью и потребностями крымчан, но это не важно. Главное, что как бы пустые места заполнили.

Это такая забавная игра, которая, кажется, начинает Киеву нравиться. Кто-то, допустим, может стать премьер-министром, и при этом Николай Янович останется на своём месте. У нас же два поста премьер-министра в стране! Можно стать «депутатом парламента», когда нет мест в Верховной Раде. Табачник тут сидел, Шуфрич. Теперь Кужель сидит. Это гораздо лучше, чем отсидка Тимошенко. «Я депутат парламента, а не какого-нибудь областного совета!» То есть, какие-то нюансы, которые греют чью-то душу, есть. Такой, своего рода, отстойник.

— Такой себе молодёжный состав команды «Таврия», или «Крымтеплица»…

— В какой-то степени и это сравнение подойдет. Зачем республику отменять? Никакой защиты, иммунитета в плане автономии у Крыма не существует. Но есть несколько любопытных моментов, позволяющих играть. При том, что, подчеркиваю, игра эта безопасна. Как безопасный секс — какое-то удовольствие получаешь, а последствий никаких. Поэтому я не думаю, что этими исками кто-то расшевелит муравейник и у нас автономию свернут. С другой стороны, я убежден, что вопрос сохранения, поднятия, тем более, реализации статуса автономии не является вопросом судебных разбирательств и судебных решений. Это наше личное дело, и только мы это можем сделать. Я имею в виду крымчан.

— Иск Фронта «СКР» бесполезен?

— Не совсем. Я могу сказать, что поддерживаю данную инициативу только в том плане, что это позволяет «разогреть» крымчан и напомнить им, что мы Республика, что мы крымчане, что у нас есть определенные достижения, даже в плане построения этой Республики. Она ведь не навязана, она сделана нами, в силу нашей политической воли. Это было совсем недавно. И если мы действительно захотим, делая усилия в определенном направлении, думая в этом направлении, горячо этого желая, мы сможем вернуть и прежний статус Крымской Республики, а, возможно, пойти и дальше. Всё зависит от того, что нам нужно для реализации нашего крымского интереса.

Но на сегодняшний день ситуация несколько иная: примерно, как сейчас за окном – всё подмерзло, скользко, неуютно, и выглядит мрачновато…

Источник

Реклама
No comments yet

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: