Skip to content

Украина-2011. Власть. Логика коллапса

25.01.2012 Среда

Юрий  РОМАНЕНКО

Паразитический характер государства дошел в эксплуатации гуманитарных, инфраструктурных и прочих ресурсов до крайних пределов.

2011 год стал переломным во всех смыслах не только для оппозиции, но и для власти. Проанализируем основные сюжеты политической игры, которые мы наблюдали в 2011 году, и попытаемся выстроить возможные сценарии развития ситуации на Украине на 2012-2013 гг.

Тенденция № 1. Разгром оппозиции

Как я писал в статье «Украина-2011. Оппозиция. Год великого перелома», прошлый год обозначил качественные изменения в отношениях власти и оппозиции.

Парламентская оппозиция была практически разгромлена. Ее стратегия и тактика были сведены к «оборонительным боям» вокруг Тимошенко, которая в конце концов угодила в тюрьму. Сражения за судьбу Тимошенко загнали парламентскую оппозицию в ловушку. Она сосредоточилась на тактике в ущерб стратегии. БЮТ, НУНС, Яценюк проиграли все основные темы, которые навязывала власть. Оппозиция предпочитала много говорить, но мало делать. В результате они не смогли остановить ни одну из реформ, которые проталкивало правительство. Это удивительно, потому что даже при Кучме оппозиционеры не боялись блокировать парламент месяцами. В итоге в 2011 году оппозиция проваливала все принципиальные голосования, и оппозиционный фланг, потеряв наиболее харизматичного лидера, стал рассыпаться, словно карточный домик.

Развал оппозиции, как это ни удивительно, создал опасную ситуацию для Януковича. В политике есть незыблемое правило: даже самая решительная победа не гарантирует укрепления власти победителя, если за ней не следует политический компромисс. На этом правиле Великобритания построила империю в XVIII-XIX вв. Оно подразумевает, что важно не только победить, но и не дать возможность политическим оппонентам почувствовать себя загнанными в угол крысами. Радикализация оппонентов растет прямо пропорционально безвыходности их ситуации.

С этой точки зрения власть совершила большую ошибку, загнав Тимошенко в тюрьму, поскольку это резко увеличило ставки в политической игре. Теперь политическое противостояние может привести к более тяжелым издержкам, что создает мотивации сопротивляться до конца. Начинает превалировать «стратегия гарантированного уничтожения», которая разрушает любые компромиссы и выталкивает на периферию политической активности умеренные фигуры.

Это четко видно по нарастанию протестной активности. Различные социальные группы четко уловили сигнал, который дала власть: «Через парламент вы не сможете защитить свои интересы, оппозиция импотентна и, по большому счету, заботится прежде всего о своих интересах и защищает их». Это было ярко видно во время принятия закона о выборах.

Следствием стала радикализация протестов, которые начали выбрасывать на поверхность новых лидеров, не связанных с парламентскими партиями. Власть начала работать с этими лидерами, кого-то пытаясь купить, кого-то запугивая, но ситуация не решается принципиально. Проблема заключается не в наличии каких-то бунтарей, а в наличии среды, которая их порождает. Отсюда вытекает следующая тенденция.

Тенденция № 2. Власть продуцировала решения, которые не увеличивали, а уменьшали ее легитимность

По факту в конце года власть была вынуждена признать резкий обвал рейтинга, связанный с этим. Она объясняла это принятием пакета реформ, которые были «не поняты народом». Однако на самом деле проблема с падением легитимности и доверия к власти была связана не с «непонятливостью» народа, а с тем, что самые различные слои населения воспринимали реформы как несправедливые.

Социум хорошо видел, что в тот момент, когда его просят потуже затянуть пояса, представители крупного капитала резко увеличили свои доходы. Крупные национальные проекты, по сути, стали формой откачки общественных ресурсов в пользу частных лиц. Трудно чернобыльцам или «афганцам» согласиться «затянуть пояса потуже», когда государство, скажем, отдает 43 млн гривен на разработку бесплатного программного обеспечения, которое уже давно существует. Или когда монополисты на рынке нефтепродуктов не платят миллиарды гривен в казну, лоббируя свои интересы в парламенте и правительстве. И таких примеров – тысячи. Эта несправедливость стала причиной резкого роста недовольства властью. Общество, в котором несправедливость не только не уменьшается, а нарастает, в конечном итоге обречено на разрушение. Это мы и наблюдали в 2011 году – разрушение остатков привычных, возможно, не самых лучших форм СОСУЩЕСТВОВАНИЯ. Реформы Азарова – Тигипко зафиксировали разрыв всех социальных контрактов, которые позволяли сохранять на Украине некое подобие баланса. Этот баланс был неустойчивым, несправедливым, местами криминализированным, но он был. Теперь он опрокинут, но что взамен? Правительство мало что предложило, а то, что предлагало, часто было сырым и непродуманным.

Возьмем налоговую реформу. Сначала власть «замахала шашкой» и отменила сложившиеся правила игры. Это возбудило мелкий и средний бизнес, что привело к «налоговому майдану» в конце 2010 года. Потом власть заявила о компромиссе, но когда новый Налоговый кодекс был введен в действие, предприниматели просто предпочли уйти в тень или свернуть бизнес.

В итоге вместо того, чтобы максимально способствовать самозанятости (государство ведь реально не может обеспечить людей нормальной работой, что привело к катастрофическому бегству компетентных специалистов за рубеж), правительство сделало ее невыгодной. Когда негативные последствия принятых решений стали очевидными, правительство дало задний ход и приняло более либеральные поправки в Налоговый кодекс. Однако негативные последствия уже просто так не убрать, потому что они накладываются на неправильные шаги в других сферах.

Вот так в сумме и получилось, что Виктор Янукович фактически повторил ошибки Виктора Ющенко. Они заключались в том, что, теряя поддержку одних социальных групп, он не приобрел поддержку других. Леонид Кучма сумел в 1999 году выиграть президентскую кампанию за счет того, что сменил электоральные площадки. Если в 1994 году он победил на востоке и юге, то в 1999 году – за счет центра и запада. Ющенко, потеряв поддержку Западной Украины, которая привела его к власти в 2004 году, так и не смог стать «своим» на востоке.

Янукович повторил точно такой же ход с точностью наоборот. Гуманитарная политика Табачника не оставила никаких шансов на западе страны, а экономические реформы подорвали позиции президента на востоке. В итоге к концу 2011 года стала четкой картина резкого уменьшения несущих подпорок политического режима Януковича. В конечном итоге осталась только одна опора, на которую можно положиться, – Семья.

Тенденция № 3. Усиление позиций Семьи

Если обычная власть напоминает пирамиду, то украинская власть сегодня напоминает столб, который является главной несущей конструкцией политического режима. Таким столбом является Семья.

Эта тенденция к концу 2011 года стала доминирующей: власть стала переходить от различного рода групп влияния к Семье, в которую входят старший сын Януковича, его друзья, Юрий Иванющенко и другие лица. Друзья старшего сына и родственники стали кадровым резервом, который начал быстро заполнять ниши на самых различных уровнях иерархии власти. К концу осени 2011 года благодаря системной кадровой работе под контролем Семьи оказались Нацбанк, милиция, налоговая, таможня. Такой ситуации еще не было в истории Украины после 1991 года. Ни Кравчук, ни Кучма, ни Ющенко никогда не достигали подобной концентрации власти.

Здесь нужно понимать, что эта тенденция является опасной не потому, что родственники президента занимают те или иные ключевые посты в государстве. В конечном итоге мы знаем, что во многих демократических странах Запада существуют влиятельные семейные кланы – например, клан Кеннеди или клан Бушей в США, не говоря уже о том, что в этой стране только два президента не состояли в родстве с семьей британской королевы. Принципиальным является то, что эта Семья стала главным «провайдером» перераспределения властных полномочий в рамках политической системы. Она стала концентрировать власть, а она дает экономические ресурсы. После разгрома лагеря Тимошенко и связанного с ней пула олигархов возник вопрос относительно перераспределения ресурсов внутри правящей команды. Именно с этим связаны громкие скандалы внутри Партии регионов, которые стали прорываться в прессу во второй половине года.

Проблемы у Хары, Горбаля, Шкири и других представителей Партии регионов обозначили процесс перераспределения активов уже внутри правящей группы элит. Это нашло свое отражение в массе конфликтов, которые выплескивались в медиа, как это произошло с делом Ландика. Последнее, помимо аморального поведения Романа Ландика, стало также яркой иллюстрацией «внутривидовой борьбы» между Александром Ефремовым с семьей Ландиков, которая имела давние корни.

Однако это все мелочи на фоне роста влияния сына Януковича и его группы. Глупо полагать, что причина роста влияния – исключительное желание продвинуть родственников президента. Сама по себе эта ситуация стала следствием другого просчета: Януковичу просто не на кого было положиться после победы 2010 года.

Что такое Партия регионов? Это федерация стай, где есть группы сильных игроков, объединившихся ради достижения власти. «Регионалы» выдвинули лидера – Януковича, но, выиграв президентские выборы 2010 года, оказались в традиционной для победителей ситуации: дальше начали включаться различные мотивации у каждого из членов команды.

Януковичу нужно было получить больше власти, потому что он понимал, что в противном случае окажется лицом к лицу с такими же проблемами, как и Ющенко. Олигархам, которые привели Януковича на Банковую, первоначально было выгодно укрепление административной вертикали, потому что потешная демократия 2004-2009 гг. после старта кризиса 2008 года стала чрезмерно затратной. Кроме того, концентрация власти в рамках внутренних договоренностей упростила раздел сфер влияния. В результате правительство оказалось поделенным между четырьмя основными группами влияния (Ахметов, Фирташ, Клюев, Азаров) и стоящим над ними primus inter pares Януковичем. Статус-кво удерживался ровно до того момента, пока оставались сегменты экономики, которые можно было освоить. Происходило это за счет активов бютовских олигархов или запуска крупных национальных проектов – неважно. Важным является наличие ресурса под статус-кво. Однако в условиях кризиса такие ресурсы постоянно уменьшаются, а значит, возникает конкуренция за них.

Тот, кто собирает больше ресурса, начинает представлять угрозу для остальных, поскольку он может нести затраты на политическую составляющую, которая дает перевес, позволяющий нивелировать экономические преимущества.

Здесь интересы Януковича и представителей крупного капитала расходятся, поскольку если их сила покоится на контроле над экономическими активами, то президент должен как-то подкреплять свою легитимность выборами, а это означает, что ему нужно тратить большее количество ресурсов, чтобы покупать кредит доверия у общества.

В этой ситуации Янукович оказался перед дилеммой. С одной стороны, честное выполнение обязательств перед соратниками из Партии регионов гарантировало ему их лояльность. С другой стороны, их аппетиты в условиях кризиса резко сужали ресурсную базу для поддержки легитимности, а значит, резко снижали его потенциал выиграть выборы 2015 года.

Отсюда вытекало несколько вариантов решения проблемы. Первый путь – сталинский. В аналогичной ситуации, когда «старые большевики» стали представлять реальную угрозу модернизации страны, поскольку не пускали на руководящие должности молодых технократов, Сталин пошел на чистки большевистской элиты, т. к. другие попытки вывести их из игры (посредством конституционной реформы) не сработали. Чистка 1937 года позволила войти в политическую систему «новой крови» и решить задачи по повышению обороноспособности СССР (хотя и здесь, как мы знаем, не все было гладко, мягко говоря). В наших условиях это означает, что Янукович должен был избавиться от части, а, может быть, от большей части команды, с которой он пришел во власть, поскольку она не позволила бы ему ввести во власть «активные, творческие низы» и тем самым расширить социальную опору государства, сделав его более устойчивым. Дела вроде Ландика давали прекрасную основу для кадровых чисток «мажоров», которые бы были поддержаны широкими массами. В силу каких-то причин президент побоялся идти по такому пути.

Рассмотрим второй путь – оставить все как есть. В этом случае Янукович гарантированно проигрывает, поскольку паразитический характер государства дошел в эксплуатации гуманитарных, инфраструктурных и прочих ресурсов до крайних пределов. Страна превратилась в дырявый коллектор, у которого постоянно отваливаются целые куски. Чтобы он функционировал, нужно вкладывать ресурсы, а они в нужном количестве есть только у олигархов. Если ничего не делать, то возникает угроза потери власти, и вопрос времени, когда представители крупного капитала сольют Януковича, точно так же, как в 2004 году они слили Кучму. Эту угрозу и травматический опыт 2004-го Янукович очень четко осознает, потому он двинулся по третьему пути – выдвижению во власть людей, на которых он мог бы однозначно положиться. Так возник феномен Семьи, которая является попыткой осуществить кадровую революцию, ничего не меняя по сути режима, но постепенно изменяя экономический баланс в свою пользу таким образом, чтобы нивелировать угрозу олигархического бунта.

При этом все более явственно начали просматриваться перспективы народного бунта, которые были обозначены в первых двух пунктах. Это вызвало потребность в усилении роли силовых органов до уровня, который еще не наблюдался в истории Украины с 1991 года. Рост затрат на силовиков потребовал новых ресурсов, которые становится доставать все тяжелее.

Таким образом, указанные процессы создают поле для конфликтов, поскольку для поддержки силовой машины заставляют обращать взор на тех, кто может дать нужные средства, – олигархов. Однако они прекрасно понимают, что, усиливая милицию или СБУ, они потенциально ослабляют себя. Поэтому для Януковича вполне логично было выстроить модель, в которой концентрация экономических ресурсов под проект сохранения власти не зависит от старых друзей по Партии регионов.

С этой точки зрения продвижение группы старшего сына в связке с Юрием Иванющенко стало целиком логичным выходом из ситуации, которая грозила Януковичу потерять власть в той или иной перспективе.

Однако, на наш взгляд, и эта система не гарантирует успеха, резко сужая количество политических акторов и социальных групп, на которые режим может опереться:

А) провал реформ усиливает напряжение по линии «власть – народ», что мы видели на примере роста протестной активности;

Б) отчуждение олигархов от экономических активов резко уменьшает их заинтересованность в политическом режиме и неизбежно сталкивает их в конфликте.

В свою очередь, все эти рассуждения не имеют смысла, если не принимать во внимание внешний контекст: интересы геополитических акторов на Украине играют существенную, а часто – определяющую роль. С этой точки зрения в 2011 году сформировалась четвертая тенденция.

Тенденция № 4. Угроза внешнеполитической изоляции

Ушедший год был знаковым с точки зрения обострения кризиса в отношениях с основными геополитическими акторами. По всем основным направлениям, кроме КНР, режим Януковича столкнулся с ухудшением, а по ряду направлений – с резким ухудшением отношений.

Европа

Несмотря на очевидный прогресс с точки зрения согласования технических деталей по получению Украиной ассоциированного членства в ЕС, в 2011 году отношения с Брюсселем зашли в тупик из-за дела Тимошенко. Конечно же, Европе, по большому счету, наплевать на судьбу Тимошенко, о грехах которой она прекрасно осведомлена, но нужно понимать логику европейцев. Они привыкли играть с конкурентным полем, которое позволяет лучше защищать их интересы. Играя на противоречиях между политическими акторами, европейцы лучше защищают свои бизнес-интересы. Именно поэтому они требуют транспарентности политической системы, поскольку это создает условия, в которых они привыкли работать и имеют преимущество перед другими геополитическими акторами. С этой точки зрения дело Тимошенко стало ключевым в блокировании отношений с ЕС, поскольку создало легальный повод для повышения ставок в отношении Киева со стороны Брюсселя и резко ограничило пространство для маневра в отношениях с другими акторами, прежде всего с Россией и США.

Россия

Отношения с Москвой от потепления после Харьковских соглашений 2010 года к концу 2011 года приняли характер прямой конфронтации в формате торговой войны. Оправдались прогнозы экспертов, которые указывали, что прагматичные бизнес-интересы украинских олигархов из ПР будут сталкивать их с кремлевскими прагматиками, которые рассматривают внешнюю политику с точки зрения усиления собственных бизнес-интересов. С этой точки зрения ключевым моментом в усилении конфронтации стало дело Тимошенко, которое также способствовало созданию конфликтного поля с Россией. Кремль не мог принять отказ от газовой сделки, заключенной с Тимошенко в 2009 году, но наверняка был рад, что ситуация пошла по такому сценарию, поскольку именно Россия выигрывает от развития ситуации в этом направлении. Украина могла бы пересмотреть газовые соглашения, если бы эффективно взаимодействовала с Европой и Турцией, организовав совместное давление на «Газпром», но дело Тимошенко торпедировало на старте такую попытку. Поэтому Киев оказался припертым к стенке. Попытки заключить ассоциацию с ЕС обозлили русских, так же как и отказ вступить в Таможенный союз. А дело Тимошенко дало возможность усилить нажим на Украину по газу и создать угрозу экономического коллапса на 2012 год. В итоге Украина будет вынуждена пойти на уступки, потому что ее зависимость от российских энергоносителей осталась на критическом уровне, а создание энергетических альтернатив носит умозрительно-отдаленный характер.

США

Для Вашингтона Украина перестала быть приоритетом, поскольку экономический кризис, «арабская весна» и противостояние с Китаем оттеснили Киев на периферию американских интересов. Киев рассматривается в контексте торгов Вашингтона с Москвой, где США используют Украину как инструмент давления на русских. С этой точки зрения американцы выдерживают в отношении Украины такую же позицию, как и Европа. Очевидно, что в 2012 году американцы с европейцами будут применять рычаги давления на режим Януковича, используя финансовую зависимость украинских элит от западных банков, рынков и т. д.

Однако самое печальное для Киева в этой ситуации, что сегодня наблюдается обострение конкуренции между крупными геополитическими акторами, которые находятся под давлением экономического кризиса. Это заставляет их переносить внутренние риски на внешние площадки. Пример конфликта между США и Ираном в этом плане показателен, когда элиты обеих стран, находясь под давлением, вынуждены принимать все более радикальные решения, которые сказываются на третьих государствах. Точно такую же схему мы видим, например, в третьей газовой войне Украины и России. Для Москвы это – возможность переложить часть издержек на более слабого игрока и использовать его проблемы в качестве повестки во внутренней политической игре.

Такая ситуация резко повышает уровень рисков и затраты на их нивелирование, чем это было в 90-е годы, когда мировая экономика стабильно развивалась.

Фактор № 5 – обострение глобального кризиса

Мировой экономический кризис сегодня перерастает из экономической в политическую форму, резко уменьшая количество ресурсов, которые Украина может получать на внешних рынках. Учитывая внешнюю ресурсозависимость (энергетическую, финансовую, товарную) Украины, это приведет к тому, что она не сможет поддерживать ряд жизненно важных процессов своей экономики в рамках той модели, которая сложилась с 1991 года. Это означает, что правительство будет вынуждено идти на меры, которые приведут к значительному ухудшению уровня жизни. Само по себе это не страшно, но только тогда, когда население видит, что такие издержки обусловлены объективными факторами. Люди готовы нести нужду, когда видят, что все слои населения несут издержки, и это необходимо, чтобы улучшить ситуацию в какой-то перспективе. Однако когда власть воспринимается как нелегитимная, то вероятность дестабилизации политической системы резко возрастает. Мы находимся именно в такой ситуации, когда квазистабильность может быть нарушена банальным бытовым конфликтом, например, по поводу кредита или собственности.

Резюме

Вышеназванные и некоторые другие факторы загоняют режим Януковича в ситуацию цугцванга, когда любое решение приводит к ситуации еще более худшей, чем изначально.

Два года Янукович потратил на попытки усилить свои позиции за счет навязывания управленческой модели, неадекватной сформировавшимся в стране за 20 лет условиям. Два года были потрачены впустую в условиях, когда время на принятие важных решений постоянно уменьшалось. Переход глобального кризиса в политическую фазу требует от действующего режима ответов, которые, в свою очередь, требуют максимальной концентрации усилий страны. Однако такое государство, кроме Януковича и ограниченного круга элит, никому не нужно. Население саботирует «реформы» и проявляет все более крайние формы недовольства режимом. Внешние акторы в лице России, ЕС и США также демонстрируют неудовлетворение действиями команды Януковича. Таким образом, режим остался без внутренней и внешней поддержки, с разбалансированной экономикой и массой разнообразных пассивов, которые он не может перекрывать с помощью старых инструментов. Де-факто это коллапс.

Источник

Реклама
2 комментария leave one →
  1. Анатолий permalink
    25.01.2012 Среда 19:36

    Вообще-то, по русски пишут «актер», «актеры», а не «актор», «акторы».
    А по сути — все верно.

  2. Алекс permalink
    26.01.2012 Четверг 00:00

    Актор — (лат. actor — деятель) — индивид, общественная группа, институт или другой субъект, осуществляющий конкретные действия; сторона, участвующая в конфликте. В политологии термины актор и субъект употребляются как синонимы.

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: