Skip to content

Идеология национал-уменьшизма

06.02.2012 Понедельник

Тезис статьи Владимира Путина о «полиэтнической цивилизации» в России, строго говоря – о гражданской полиэтнической нации, вызвал негативную реакцию тех, кто называет себя националистами.

Но на самом деле они подменяют национальное самоопределение – этническим.

Вообще, исторически национализм всегда был надэтничен. И по большому счёту – национальное объединение всегда строилось на покрытии и интеграции этнической и субэтнической обособленности.

К концу XX века появилась новая форма этой идеологии: «неонационализм» – тяготение разных субнаций (а точнее – этносов) к отмежеванию от массива тех гражданских наций, в составе которых они обрели национальную и государственную реализацию.

Сергей Черняховский. Фото Алексея Исаева / «Файл-РФ»

Это течение оставалось в общем векторе классического национализма, но как-то странно с ним расходилось. Оно, в отличие от старых форм национализма, выражало не тенденцию укрупнения форм политической жизни, а звало к их разукрупнению. Просто на основании своей особости.

Идею этой особости «неонационализм» брал уже не из классического национализма, а из нацизма XX века. Но и с ним он расходился, поскольку звал не к возвышению нации, а к её обособлению.

Он говорит: «Мы развалим нашу страну и сами будем жить «без чужих» в том осколке, который от неё останется».

Он делит страну по этническому принципу, одновременно деля и раскалывая саму нацию.

Россия, кажется, становится первой страной, где эта форма национализма грозит проявиться во всем своём абсурдном и регрессивном облике, против чего, собственно говоря, и выступает Владимир Путин.

Первым, ещё не вполне чётко национально оформленным проявлением этого стала пресловутая «декларация о государственном суверенитете России» от 12 июня 1990 года. Вторым стало Беловежье.

Старые националисты хотели ареал своего обитания увеличивать, то ли объявляя частью своей нации другие народы, то ли – переводя их на положение неполноценных и неравноправных. «Новые националисты», зовя к «очищению России», ведут к её дальнейшему разделу и уменьшению.

Что это за националисты, которые зовут к раздаче собственных земель и уменьшению своей страны, и почему они должен называться националистами – остается гадать.

По сути – они зовут из существующей нации сделать несколько новых. Абсолютно не смущаясь тем, что призывают разделить всё то, что как раз русский народ собирал несколько столетий.

Зовут к предательству всей истории русского народа.

А поскольку никакого сверхпроекта будущего тоже не предлагают – они, похоже, просто не хотят напрягаться.

Вот здесь кроется ядро того, что они из себя представляют. И того, в чём они, как ни странно, генетически родственны отечественным «либералам».

Неонационалисты апеллируют к тому, что «русский народ устал нести имперское бремя», понимая под русским народом самих себя, любимых. И если кто-то не устал – он признаётся минимум «не вполне русским».

Сам русский гиперэтнос являлся продуктом  многосоставной интеграции многих племён и этносов, а русская культура – продуктом усвоения и творческой переработки, интеграции лучших достижений мировой культуры.

Интегрированные в элиту империи представители малых народов всегда больше дорожат имперским единством, внутренне осознавая, что пока Империя есть – они являются правителями великой страны. Если империи не будет, их участь – быть князьками мелких приграничных государств.

Русское миросознание – всё то, что делало человека собственно русским, – было построено на осознании и реализации миропроектов, абсолютно наднациональных и тем более надэтнических.

Самоощущение русского никогда не строилось на самоидентификации: «Мы – те, кто живёт от этой горы до этой реки, кто имеет такой-то цвет глаз и такой-то цвет волос».

Оно всегда строилось на идентификации: «Мы – те, кто познал Истину, но не для себя самих, а для всего мира».

С точки зрения русского самосознания, Россия – это то, без чего нет мира, это оазис истины в дремлющем заблуждении, заслуживающем снисхождения.

«Истинной верой даже в огне – вместе спасёмся!»

Можно спорить, хорошо это мессианство или плохо, больше оно в истории приносило удобств или лишений. Важно то, что убрать его, разрушить это начало – значит, разрушить русскость как таковую.

Что предлагается вместо этого?

Ничего.

Вместо идей «народа-богоносца», народа – строителя коммунизма, народа – потенциального спасителя человечества,  выдвигается идея народа с одним цветом глаз, народа, который живёт, потому что живёт и большего ему в жизни не надо.

Адепты русского этносепаратизма вовсе не стремятся нести на себе не только «имперское бремя», но и ответственность – как за собственную историю, так и за собственное будущее.

Они хотят просто жить. Ни за что не отвечая. Ни к чему не стремясь. Отгородившись от этнически неблагонадёжных соседей. Они ведь – устали.

И вот эта мифическая усталость (от чего, собственно, они устали?) – тоже ключ к пониманию некоторый вещей в природе национализма.

Они не предлагают строить новый мир. Строить – это же значит работать, напрягаться. А они устали.

Они не предлагают вернуть России утраченные ею территории. Ведь надо держать империю. А они – устали.

Они не предлагают поднимать экономику России. Придётся работать от зари до зари. А они – устали.

Куда легче кричать: «Слава России!». Куда легче звать выгнать инородцев.

Они не хотят создавать общество равных. Там же придётся трудиться наравне со всеми. Они хотят не так.

Они не хотят получить что-то на том основании, что будут напрягаться. Они хотят получить все блага, потому что провозгласили себя русскими. Но, учитывая их имманентное расхождение с духом, историей, смысловыми стержнями русского народа – последнее представляется сомнительным.

Их мечта – не Россия. Их мечта – Швейцария или Люксембург.

Но поскольку очевидно, что только на том основании, что они присвоили себе имя «русские», жить лучше они не станут, то опять будут недовольны.

И опять придут к выводу, что в их ряды затесались «не те этносы».

А поскольку явно «не тех» не останется, они начнут выискивать их среди тех, кто остался.

Сначала – среди субэтносов. «Нерусскими» окажутся казаки и поморы. Затем – сибиряки и уральцы. Затем волжане и куряне…  И так далее.

В конце концов, они провозгласят «Истинную Русь» в Суздале или Звенигороде. (Москва не подойдёт как этнически засорённая.)

И здесь, наконец, обретут благолепие и истинную этническую благодать.

Там они действительно заживут без забот. Потому что превратятся в музей-заповедник, в который из других стран мира будут возить экскурсантов. Чтобы показать, чем кончаются этнические игры.

И экскурсанты будут кидать евроценты и центы певцам «нового русского национализма», играющим на баяне и на бис выкрикивающим: «Слава России!»

Источник

Реклама
No comments yet

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: