Skip to content

«Российская угроза» или опасные игры регионалов

13.03.2012 Вторник

Андрей  СУЛИМЕНКО

Есть основание предполагать, что критическое падение поддержки Партии регионов в результате неудачных социально-экономических экспериментов решили поднять самой примитивной технологией – разыгрыванием дружбы «против общего врага». И симптоматично, что на роль врага, видимо, назначена Россия.

Официальная реакция украинской власти на избрание В. Путина президентом РФ была ожидаемой и свелась к традиционным протокольным поздравлениям, принятым в таких случаях. Гораздо содержательнее стала реакция неофициальная, которая прозвучала в выступлениях представителей как правящей партии (народных депутатов), так и оппозиционных политиков. Симптоматично, что оценки последствий для Украины избрания президентом РФ В. Путина со стороны украинской власти и оппозиции во многом сходны. Они расценивают это обстоятельство минимум как чреватое сложностями для Украины, а максимум — как угрозу её интересам, национальной безопасности и суверенитету. Некоторые представители Партии регионов в своих оценках этих «угроз со стороны России» договорились до того, что готовы пойти на совместные действия даже с неонацистской «Свободой».

Так, во время дискуссии в эфире Первого национального телеканала Украины представитель оппозиции депутат Верховной Рады Вячеслав Кириленко заявил, что украинцам абсолютно все равно, кто станет президентом в соседней стране, поскольку ни один из кандидатов, а также никто из российских оппозиционеров доброго слова об Украине в ходе кампании не сказал. Его поддержала представительница Партии регионов И. Богословская: «Украина – часть бывшей империи, а Россия так и осталась империей со своими правилами. Так случается, когда рядом с вами живет двухметровый сосед, который всех лупит огромными кулаками… Это такая страшилка у нас под боком, чтобы мы видели, как мы жить не хотим» (1).
В эфире телеканала ICTV депутат Верховной Рады от Партии регионов Е. Бондаренко как раз в контексте рассуждений об угрозе из России сделала скандальное заявление: «Избавьтесь от иллюзии, что в нашей стране можно выдумать новых политических партнеров… Если «Свобода» будет нужна нам для реализации нашего курса политических и экономических реформ, мы их используем… Украина, возможно, слабее России, но с Украиной все равно придется считаться… Еще долгие-долгие годы Россия не откажется от своих имперских настроений» (2).
Если со стороны националистической оппозиции (а иной, вменяемой и не русофобской, оппозиции на Украине нет) подобная оценка политических событий в России не нова и отражает цели и ценности самой украинской оппозиции, то оценка представителей от правящей партии беспрецедентна. Она категорически противоречит официальной позиции Партии регионов в отношении курса на дружбу с Россией как стратегическим партнёром и в отношении партнёрского взаимодействия с правящей партией «Единая Россия», лидером которой до недавнего времени был В. Путин, избранный ныне президентом РФ.
Фактически ряд представителей Партии регионов и националистическая оппозиция сошлись в ряде ключевых галицко-националистических и западных антироссийских мифов: о неких «имперских амбициях России», «о реакционности и угрозе Украине со стороны Путина», о необходимости «обороняться от России». Симптоматично, что в первый президентский срок В. Путина (2000-2004 годы) у Кабинета министров В. Януковича в 2002-2004 годах выстраивались с Россией доверительные партнёрские отношения, а конфронтация между двумя странами началась с антироссийской политики В. Ющенко, к которой оппозиционная Партия регионов никакого отношения не имела. Поэтому о жёсткости В. Путина было бы уместнее говорить  тем, кто её на себе испытал, а именно – националистам.
Но сейчас на двусторонние отношения в целом Партия регионов переносит неудачи газовых переговоров с правительством В. Путина и «Газпромом», становясь инициатором очередного охлаждения российско-украинских отношений. При этом регионалы невольно выступают преемниками антироссийской внешней политики «Нашей Украины» и В. Ющенко, которого они нещадно за это же критиковали, находясь в оппозиции.
Вопрос поэтому заключается в следующем: с точки зрения каких перспективных внешнеполитических задач и идеологических позиций Партии регионов избрание  В. Путина президентом РФ расценивается для Украины как угроза? А то, что эти задачи и позиции у правящей партии претерпели существенные, если не принципиальные, изменения с момента их формулировки – это факт.
Для ответа на этот вопрос уместно проанализировать мнение экс-замглавы Секретариата президента Ющенко А. Чалого о политике Украины на российском направлении при президенте В. Путине: «Россия задекларировала, что она хочет от Украины. … Украинские властные и оппозиционные элиты должны отработать общие подходы к тому, до какой красной черты мы можем договариваться с Россией… Если Российская Федерация будет реализовывать свою позицию, что мы должны стать членом Таможенного союза, то мы должны поставить точку в наших переговорах с Евросоюзом… Мы должны сформировать свою креативную, позитивную, комплексную программу строительства российско-украинских отношений, которая покажет России: чтобы возобновить доверие, не обязательно заставлять нас вступать в Таможенный союз» (3).
Итак, Чалый предлагает с помощью новой политики «доверия» на российском направлении выстроить особые отношения с РФ на двусторонней основе без вступления Украины в Таможенный союз. Задача Украины, по мнению бывшего замглавы ющенковского Скретариата, состоит в том, чтобы такой «политикой доверия» убедить Россию принять в отношении Украины те принципы, которые действуют лишь между государствами-участниками Таможенного союза. В сущности, Чалый предлагает, чтобы Россия разного рода уступками и, прежде всего, согласием на особый статус сотрудничества с Украиной без вступления в Таможенный союз оплатила вхождение Украины в иной коллективный экономический орган – Евросоюз.
Пытаясь соединить в принципе несоединимые ориентации на ЕС и ТС, позиция Чалого не учитывает одного фундаментального обстоятельства: Таможенный союз как раз и представляет объединение всех тех, кто хочет с Россией, а также друг с другом поддерживать особые доверительные отношения сначала в экономической области, а в перспективе – и в политической. Иными словами, Беларусь и Казахстан (Кыргызстан планирует вступление в Таможенный союз в 2012 году) объединились в ТС как раз на почве особых отношений, потому что ещё со времени СССР больше нуждаются в особой экономической политике друг с другом для нормального социально-экономического развития, чем с иными государствами. Поэтому предложение российской стороны украинским властям абсолютно логично: если и Украина нуждается в таких особых доверительных отношениях с Россией, ей необходимо войти в Таможенный союз. Иное неприемлемо.
В официальном Киеве понимают, что В. Путин как президент РФ, очевидно, будет в отношениях с Украиной последовательно руководствоваться именно такой, единственно возможной логикой. Вступать в Таможенный союз Украину заставляет не В. Путин, а объективные экономические интересы Украины и логика её торгово-экономических отношений с внешним миром. Просто Россия и ее вновь избранный президент, действительно, не станут делать ничего, чтобы за свой счёт нивелировать действие этих объективных обстоятельств. Но ни В. Путин, ни кто-либо иной и не обязаны этого делать, точно так же, как и в ЕС не идут ни на какие особые преференции за пределами членства, которое налагает чёткие обязательства (какие — и насколько справедливо они распределены по ЕС – смотрим на Грецию, Португалию и Ирландию).
Поэтому позитивная программа отношений с Россией вне Таможенного союза нужна Украине, чтобы «вытягивать» одолжения со стороны России на двусторонней основе, не вступая в Таможенный союз. Но такая политика «доверия», которой Чалый прикрывает политику не мытьем, так катаньем  добиваться уступок и одолжений у России, в официальной украинской политике на российском направлении превращается уже в требование уступок и требование одолжений. 
 
Поскольку Россия на уступки не идёт, то Партия регионов начинает антироссийские информационные кампании, хватаясь за готовые антироссийские аргументы и обвинения, построенные на галицко-националистическом ценностном фундаменте, как, впрочем, и вся украинская государственность после 1991 года. Антироссийские мифы как производные националистических (а кое в чём и неонацистских) ценностных ориентаций украинской государственности достались Партии регионов в наследство от прежних властей, но она как ведущая политическая сила в стране ничего не сделала для идеологического реформирования государства. Отсюда и общность мифов у Партии регионов и оппозиции о мотивах России и лично В. Путина в отношении Украины.
Здесь также выявляется опасная тенденция: не является ли антироссийская риторика Партии регионов, особенно призывы к оппозиции и их избирателям объединиться с властью для отражения выдуманного натиска со стороны России как раз элементом отчаянных предвыборных игр для спасения обваливающегося рейтинга регионалов в преддверии парламентских выборов? Есть основание предполагать, что критическое падение поддержки Партии регионов в результате неудачных социально-экономических экспериментов решили поднять самой примитивной технологией – разыгрыванием дружбы «против общего врага». И симптоматично, что на роль врага, видимо, назначена Россия.
______________________________________________________________________
 
(1) http://www.nr2.ru/kiev/375866.html
(2) http://www.nr2.ru/kiev/376304.html
(3) http://www.nr2.ru/kiev/376127.html

Источник

Реклама
No comments yet

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: