Skip to content

Адвокат военных преступников

16.03.2012 Пятница

Олег  НАЗАРОВ

В Латвии два десятка лет 16 марта при выразительном молчании цивилизованных Европы и США ежегодно отмечается День памяти легионеров «Ваффен СС». В преддверии этой «славной даты» президент страны Берзиньш заявил, что все разговоры о том, что латышские легионеры были преступниками, абсурдны.

Развивая мысль, президент добавил: «Они попали в немецкий легион путём принуждения. Они боролись с мыслью защитить Латвию. Латыши в этом легионе не являются преступниками». И попытки предъявлять обвинения легионерам – безумие.

Он не первый президент Латвии, выдающий подобные эскапады.

В свое время Затлерс, наплевав на приговор Нюрнбергского трибунала, отчитал мировое сообщество за то, что «оно не понимает нюансов истории, причисляя латышских легионеров СС к нацистам». Вике-Фрейберга назвала концлагерь Саласпилс «воспитательно-трудовым».

На шествии легионеров «Ваффен СС» в Риге

Её не смутило, что там замученных узников сжигали штабелями, а у русских и белорусских детей, которых охраняли латышские легионеры, для немецких солдат выкачивали кровь. По 100–150 граммов брали даже у детей грудного возраста.

Об этой трагедии напомнила выставка «Угнанное детство: 1943–1944. Судьба угнанных в Латвию детей», прошедшая с 19 января по 15 февраля в Музее современной истории России.

МИД Латвии отреагировал заявлением, где голословно осудил «эту выставку, воспринимая её как злонамеренную фальсификацию истории, дезинформацию и подготовленное в явно пропагандистских целях мероприятие. Она служит интересам тех сил, цель которых – препятствовать нормализации латвийско-российских отношений».

По логике руководителей Латвии, нормализация отношений исключает осуждение преступлений латышских коллаборационистов в годы войны.

Берзиньш этого и не скрывал, заявив: «Считать их преступниками – это за рамками здравого смысла… Вместо этого перед ними надо склонить голову».

Лавина надёжно установленных фактов позволяет установить истинных фальсификаторов и дать исчерпывающую оценку чудовищным злодеяниям латышских коллаборационистов.

Берзиньш лукавит, заявляя, что латыши становились пособниками нацистов «путём принуждения». Принудительные мобилизации в Латвии начались только после разгрома фашистов под Сталинградом. А в 1941 году ситуация была иной. Пока одни латыши восторженно встречали немецких «освободителей» и добровольно (!) вступали в полицейские и охранные части, другие латыши пытались спастись бегством.

Хотя Латвия была оккупирована Германией в первые же дни войны, в тыловые районы СССР удалось эвакуировать 53 тысячи человек.

3 августа 1941 года Государственный Комитет Обороны СССР принял постановление о формировании первого национального воинского соединения Красной Армии – 201-й Латышской стрелковой дивизии.

Мемориальный комплекс узникам фашистского концлагеря в Саласпилсе

17 368 воинов латышских формирований были награждены боевыми орденами и медалями. Трое получили звание Героя Советского Союза. И в партизанах было немало латышей.

Но Берзиньш не предлагает чтить память этих сынов Латвии. Он призывает склонить голову перед теми, кто пытал и расстреливал пленных красноармейцев. Кто выкалывал им глаза, выбивал зубы, ломал конечности, вырезал на теле звёзды. Кто насиловал женщин. Кто искал и нашёл себе место в рядах сторонников Третьего Рейха.

Латышских коллаборационистов не смущало, что немцы возложили на них самую грязную и кровавую работу: бороться с партизанами, проводить облавы, карательные акции, расстрелы, охранять гетто, концлагеря, склады и дороги, отнимать у населения скот, зерно и продукты, уничтожать трупы.

То рвение и та жестокость, с которыми латыши приступили к выполнению обязанностей, шокировали даже нацистов. С первых дней войны начались расправы над отставшими от частей красноармейцами, коммунистами и евреями.

4 июля заявили о себе Арайс и его печально знаменитая «команда». В Риге они окружили хоральную синагогу, где нашли приют евреи-беженцы из Шауляя. Согнав туда евреев из соседних домов, здание подожгли. В тот же день в Риге были разгромлены более двадцати синагог и молельных домов.

«Команда Арайса» отметилась и в других городах Латвии. Палачи хвастались «трудовыми мозолями» от спусковых крючков автоматов.

С 10 июля начались расстрелы в Бикерниекском лесу под Ригой. Только с 10 июля по октябрь 1941 года было убито около 10 тысяч человек.

Расстреливали, заметим, латыши, вставшие на сторону фашистов.

Наряду с жестокостью стоит отметить и то подобострастие, с каким относились к немцам латышские коллаборационисты.

Они сами переименовали в Риге улицу Свободы в улицу Адольфа Гитлера, а бульвар Райниса, классика латышской литературы – в бульвар Розенберга, идеолога расовой теории и министра по делам оккупированных восточных территорий.

При активном участии коллаборационистов из Латвии на принудительные работы в Германию угнали 279 615 человек.

10 февраля 1943 года по радио было объявлено о создании Латышского легиона СС. В газетах и по радио подчёркивали, что термин «Латышский легион» включает все уже существовавшие латышские подразделения, находившиеся в ведении полиции, СС, ВВС, ВМФ и вермахта. Помимо призывников 1919–1924 г. р., в легион набирались добровольцы от 17 до 45 лет.

Все они являлись «пушечным мясом», которым лидеры Латвии станут расплачиваться за призрачную надежду когда-нибудь добиться согласия Гитлера на предоставление стране специфической «независимости» по словацкому образцу.

Памятная доска мемориального комплекса узникам фашистского концлагеря в Саласпилсе

Немецкое командование весьма своеобразно выполнило обещание поставить во главе Латышского легиона СС латыша. Им стал Бангерскис, успевший послужить полковником Русской императорской армии, генерал-лейтенантом Белой армии адмирала Колчака и генералом латышской армии.

Но ему командных функций немцы не доверили. Он должен был сосредоточиться на пропаганде с целью привлечения добровольцев. Тот старательно выполнял порученное дело, провозглашая: «Мы крепко спаяны с Германией даже в том случае, если надо будет погибнуть».

После войны Бангерскис, как многие прибалтийские коллаборационисты, укрылся на Западе. 25 февраля 1955 года он был сбит машиной в Ольденбурге. Через 40 лет останки объявленного национальным героем Латвии фашистского прихвостня торжественно перезахоронили на самом почётном месте – у скульптуры Матери Латвии.

Это происходило в то время, когда в Латвии демонтировали памятники её истинным защитникам.

Реальная власть в латышских соединениях была у немцев. Вступавшие в легион воины приносили присягу Гитлеру. Приказ о создании в составе легиона Латышской добровольческой дивизии СС издало Главное оперативное управление СС. Её командиром был бригадефюрер СС Хансен.

15 июня 1944 года дивизию переименовали в 15-ю гренадерскую дивизию войск СС. В 1944 году была создана 19-я гренадерская дивизия войск СС, которой также командовали немцы.

Более 20 лет официальная Рига пытается уверить мир в том, что легионеры сражались только за независимость Латвии и только на её территории. Насквозь лживое утверждение опровергается многими фактами.

Сражение на реке Великая, в память о котором 16 марта по центру Риги шествуют престарелые легионеры и их молодые последователи, произошло в 1944 году в Псковской области. А впервые латышский батальон был направлен в Псковскую область на борьбу с партизанами в октябре 1941 года.

Кровавый след пособники Гитлера оставили в России, Украине, Белоруссии, Литве и Польше.

Один из обвиняемых на рижском процессе, капрал Вилнис, был не только стрелком, но и фотографом. Его «лейка», невзирая на строжайший запрет на любую съёмку акций, сохранила для истории расстрел, проведенный латышскими карателями в 1942 году у белорусского Слонима.

После казни он с большой выгодой торговал фотографиями. Особенно ценились карточки, на которых были запечатлены раздетые догола молодые слонимские еврейки… Вилнис хранил эти фото вплоть до ареста в 1960 году.

В начале 1943 года восемь латышских полицейских батальонов, вскоре составивших ядро Латышского легиона СС, приняли активное участие в операции «Зимнее волшебство», затронувшей граничившие с Латвией Дриссенский, Освейский, Полоцкий и Россонский районы Белоруссии.

Ею руководил высший чин СС и полиции рейхскомиссариата Йекельн (с ним у Бангерскиса сложились доверительные отношения).

В одном из сообщений с места событий пособники нацистов жаловались на то, что для разминирования минных полей «в настоящее время нет местного населения»… Они сами минировали дороги и отравляли колодцы, превращая целые районы в мёртвую зону.

Уходивших жителей деревни Пузичи Ленинского района Пинской области каратели настигли в последний момент. Обманом людей заставили вернуться в деревню, где загнали в большой сарай и заживо сожгли. Погиб 401 человек, а 143 – были угнаны в Германию.

Таких примеров – сотни.

А когда «кровавая вахта» в Белоруссии закончилась, латышские полицейские, по словам генерального комиссара Риги Дрекслера, вернулись домой «с богатой добычей». «Борцы за независимость Латвии» продолжали грабить и зверствовать и тогда, когда их вышибли за её пределы.

Список злодеяния латышских военных преступников бесконечен.

Как бесконечен цинизм Берзиньша и его западных покровителей.

Источник

Реклама

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: