Skip to content

Парадокс Буриданова осла и украинская внешняя политика

20.03.2012 Вторник

Алесь  ВОЛЫНСКИЙ

Буриданов осел умер от голода, оказавшись перед выбором между двумя «морковками». Украина решила переплюнуть тупое и жадное животное. Руководствуясь принципом «не з’їм, так понадкушую», она выбрала для себя четыре «морковки» и еще много других разных «вкусностей».

На такую мысль наталкивает опубликованная в начале марта программная статья министра иностранных дел Украины Константина Грищенко «Стратегическое равновесие как шанс Украины в многополярном мире»

Лейтмотивом статьи является констатация, что Украине «необходима причастность к глобальной динамике, если та будет положительной, и “страховой полис”, если динамика будет негативной. В нынешних условиях ни расплывчатая перспектива членства в ЕС, ни растяжка по линии ЕС—РФ, отдельно взятые, не дадут Украине ни первого, ни второго». А потому, считает автор, «чем больше точек опоры будет иметь украинская внешняя политика за пределами линии ЕС—РФ, тем более стабильной, уверенной она будет».
В ходе дальнейших рассуждений глава украинского внешнеполитического ведомства предлагает сменить стояние Украины на двух ногах (РФ-ЕС) на положение с опорой на четыре точки, прибавив к двум первым Турцию и Китай. Затем, руководствуясь свежими воспоминаниями, Константин Грищенко добавил в список еще и Бразилию, которую он «посещал несколько недель назад», Вьетнам, где он «был на этой неделе», а также страны Персидского залива, «куда ездил и опять поеду». В Индии министр был три месяца тому назад, и впечатления о ней уже как-то потускнели. Иначе трудно понять, почему Украине не подходит для обретения «стратегического равновесия» и эта стремительно развивающаяся страна.
Чем же предыдущая внешнеполитическая доктрина Украины отличается от «стратегического равновесия»? Константин Иванович разъясняет и это. Он учит нас, что «равновесие — это не многовекторность. Оно означает внутреннюю силу и четкое понимание, чего мы хотим — в сочетании со способностью “услышать шаги Провидения в шуме истории” (это господин Грищенко процитировал мысль Бисмарка об искусстве государственного деятеля). Понимать это надо, наверное, так, что до марта 2012 года Украина не имела или внутренней силы, или четкого понимания, чего она хочет. А может, и того и другого. А теперь, значит, имеет. И автор словам министра верит. Потому что есть в тексте статьи пассаж, который хорошо демонстрирует основной мотив внешней политики нынешнего руководства Украины, ее, так сказать, движущую силу.
Правящему в этой стране классу так называемых «эффективных менеджеров» (грубо говоря, олигархам) «нужна внешняя политика, жестко привязанная к интересам бизнеса…. Политика, в которой абсолютным приоритетом является гражданин». Знак равенства между понятиями «бизнес» и «гражданин», который по смыслу статьи невольно напрашивается в этом месте, как нельзя лучше определяет исходную точку размышлений главного дипломата Украины.
Вообще-то, украинские министры обычно не склонны к графомании и ставят свои подписи под статьями такого характера только тогда, когда есть необходимость заранее послать закордонным партнерам сигнал, что Украина намерена действовать тем или иным образом. На международной арене это считается хорошим тоном. Отсчитав десять дней от дня публикации этой статьи, мы получим дату (19 марта), которая приходится на день начала саммита ЕврАзЭс. А потому есть основание полагать, что министр иностранных дел Украины решил заранее поставить о чем-то в известность партнеров именно по этой организации, в которой Украина является наблюдателем. Интересно, о чем же господин министр решил просигнализировать?
В самом начале статьи Константин Грищенко посчитал нужным предупредить, что сегодня Украина переживает «исторический момент …когда начинается новая эпоха и когда государства мира определяют свое в ней место». Следовательно, именно в таком ключе партнеры и должны воспринимать то, что будет написано им далее. А далее следует сжатый анализ вариантов внешнеполитической ориентации Украины и поясняется, что ей подходит, а что  не подходит и почему.
Господин министр констатирует, что Запад находится в кризисе. Для Украины это означает, что у «Америки впереди сложный и ответственный период, на протяжении которого она, вероятно, сосредоточится на своих внутренних проблемах». «А жаль!» — подумал, наверно, Константин Иванович в этот момент, поскольку посетовал: «На сегодня мир выглядит скорее как мир без выраженного геополитического лидера».
Правда, господин министр надеется, что «Соединенные Штаты не утратят место глобального лидера», но, к его сожалению, они «перестанут быть единственным лидером». Хотя «пьедестал глобального лидерства», по мнению главы украинского внешнеполитического ведомства, «достаточно широк и для Америки, и для других … без Соединенных Штатов представить его трудно». Оно и понятно. За последние двадцать лет Украина к американской указке привыкла и без «вашингтонского обкома» за спиной будет чувствовать себя неуютно, позабытой, позаброшенной.
На европейском направлении у Киева дела еще хуже. По словам К. Грищенко, «кризис застал ЕС в тот момент, когда он еще не выработал оптимальный …механизм принятия решений». Константин Иванович согласен с тем, что «концепция выхода из кризиса путем углубления интеграции звучит вполне логично». Вместе с тем, считает он, «если это будет углубление “по образу и подобию” одного из членов ЕС, то в Евросоюзе могут возникнуть новые внутренние линии напряжения».
А если перевести этот пассаж с дипломатического языка на нормальный и говорить без экивоков? Тогда станет очевидным, что министр иностранных дел Украины крайне негативно относится к тому, что Германия и Франция настаивают на праве Евросоюза управлять тем, куда и как расходуются его деньги, которые спасают от дефолта страны ЕС, если правительства не в состоянии адекватно распоряжаться национальными бюджетами. Украинским олигархам такой союз не нужен. Им не нравится, если кто-то интересуется судьбой денег из чужого кармана, которые они считают своими, как только те оказываются в их руках.
Поэтому Константин Иванович дает понять, что не очень-то Украина и хотела в Европейский союз. Просто «украинский политикум прививал украинскому избирателю в течение двух десятилетий» надежду на членство Украины в ЕС, и теперь эта надежда, по мнению министра, «прочно сидит в сознании украинского избирателя». А поскольку «ориентация на ЕС стала “общим местом” для всех ведущих политических сил в Украине», то «выбивать эту основу из-под ног — означает вносить во внутриполитическую жизнь элемент смятения». Этого господин Грищенко допустить не может, потому как «украинская власть… направлена, прежде всего, на наведение в стране порядка».
Глава украинского МИДа не особенно даже и скрывает: он рад тому, что «амбивалентность ЕС в вопросе членства Украины… развязывает [Киеву] в этом плане руки». Украинской олигархии достаточно «четырех европейских свобод — свободы передвижения людей, товаров, капиталов и услуг. Более глубокий уровень интеграции многим украинским избирателям и не нужен». Аминь.
Расставив точки над «і» в политике украинской евроинтеграции, министр иностранных дел Украины обратил свой взор на восток и назвал следующий раздел статьи вполне красноречиво: «Россия — как перспектива и вызов». С перспективами, как видно из текста, оказалось негусто. Все остальное подпадает под термин «вызов».
Господин министр недаром предупреждал, что новая внешняя политика Украины будет «жестко привязанной к интересам бизнеса». И действительно, рассуждает он об украинско-российских отношениях не как дипломат, а как бизнесмен. Или как подручный крупного украинского бизнеса. По мнению Константина Грищенко, Украине все равно, откуда к ней будут приходить инвестиции.
«Почему бы не из России?» — спрашивает он. И отвечает: «Проблема в том, что часто этот интерес [России к Украине] не столько экономический, сколько эмоциональный». И поясняет на своем, дипломатическом, языке, что «инвестиционные дивиденды РФ может получить от любой растущей экономики мира», но нет же, российский бизнес почему-то упорно лезет именно в Украину.
Вследствие этого у господина министра, как у Винни-Пуха, возникают смутные подозрения, что «это “ж-ж-ж” неспроста». У него «иногда складывается впечатление, что только возврат Украины в свою зону влияния даст некоторым российским политикам ощущение возврата к обычному порядку вещей, к “норме”». Получается, что американские, европейские и чьи-либо еще инвестиции в украинскую экономику – это хорошо, это не распространение их «зоны влияния», а вот российские инвестиции – это, поди ж ты, гадкий империализм. А потому, по словам Константина Грищенко, «мы готовы инвестировать в партнерство свой экономический потенциал, но не готовы жертвовать стремлением строить Украину именно по европейским критериям». Грубо говоря, украинская элита не намерена связывать себя с «неумытыми азиатами» ни за какие коврижки.
И в преддверии саммита ЕврАзЭс глава украинского внешнеполитического ведомства шлет в Москву сигнал: «Запланированный Евразийский союз, вопреки распространенному мнению, может функционировать и без украинской компоненты». Точка. Это, по-видимому, и есть основной посыл статьи украинского министра.
 
Далее господин Грищенко описывает, как благодаря украинско-турецким контактам на высшем уровне зарождается «новый региональный тандем» (ха-ха!), как «Украине нужна европейская политика, близкая к польской, еще более близкая — к турецкой, но все же с выраженной украинской спецификой» (три раза «ха-ха!»), а также как он собирается привлекать инвестиции Китая, поскольку «на поле европейской политики у него есть все шансы быть силой спокойной, ненавязчивой, а это для нас особенно интересно».
Привлекать Китай Киев собирается «ресурсами… которые будут цениться выше всего, — продовольственными, водными, энергетическими…». Больше, наверное, уже и нечем.
Итак, какой же вывод из этой программной статьи могут сделать Россия, Беларусь и Казахстан, хотя последних двух партнеров министр иностранных дел Украины не посчитал достойными даже упоминания?
Прежде всего, следует отметить то, что нынешняя власть в Киеве, хотя и декларирует приоритет своих бизнес-интересов, в реальности руководствуется интересами политическими. Экономическая выгода для Украины от интеграции в Таможенный союз, участия в строительстве будущего Евразийского союза на принципах, аналогичных принципам ЕС, с перспективой участия в формировании будущего единого экономического пространства от Атлантики до Тихого океана настолько очевидна, что по-настоящему эффективные менеджеры воспользовались бы такой возможностью без колебаний. Значит, дело не в «привязке внешней политики к интересам украинского бизнеса» и уж, конечно, не в «абсолютном приоритете» интересов «гражданина».
Нынешнее украинское руководство не хочет участвовать ни в каких интеграционных проектах, включая ЕС, если они хоть каким-то образом накладывают на Киев ограничения в «свободе рук». Украинский олигархат с удовольствием будет пользоваться возможностями извлекать прибыль из торговли с межгосударственными экономическими объединениями, но при этом он не намерен брать на себя никаких обязательств, вытекающих из членства в таких объединениях. Это стоит учитывать и тем европейским политикам, которые из кожи вон лезут, поддерживая в Брюсселе «европейскую перспективу» Украины.
 
Несмотря на очевидное торможение самим Киевом «движения» Украины в Европу, украинские политики будут по-прежнему твердить о своей «европейскости», используя этот аргумент для того, чтобы объяснить отказ от приглашения стран Таможенного союза присоединиться к нему.
А что касается намерений Украины развивать экономические связи со многими странами мира, то кто ж против? Стремление к расширению круга торговых партнеров – это настолько естественно! И странным здесь кажется только то, что возникает вопрос: кто мешал Киеву делать это раньше? Неужто Москва, Берлин или Париж запрещали? Туговаты на ухо украинские «эффективные менеджеры»! Дано ли им вообще «услышать шаги Провидения в шуме истории»? Судя по статье Константина Грищенко, не очень.

Источник

Реклама
No comments yet

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: