Skip to content

Сирия: Башар Асад наступает, и за это его не пустят на Олимпиаду в Лондон

30.03.2012 Пятница

Олег  ЧУВАКИН

Асад понимает, что в случае свержения его судьба будет не просто печальна, а трагична. Что как только он начнёт колебаться – ему конец, его семье конец, конец всем алавитам, да и стране. Пример Ливии это наглядно показал, и после уничтожения Каддафи любой правитель, которого свергают, ощущает себя загнанным в угол. Поэтому Асад будет драться до конца.

 

I. Русско-китайские фантазии Виктории Нуланд

 

За последние дни дипломаты и политики ни на йоту ни продвинулись в «урегулировании» сирийского кризиса. Какими бы многословными ни были те, кто заботится о срочном построении демократии в Сирии, стратегическая инициатива находится в руках сирийского президента Башара Асада — и это отлично понимают и в СНС, и в ССА, и в Белом доме, и в Западной Европе. И даже грядущая встреча «Друзей Сирии», намеченная на 1 апреля — начало турецкого курортного сезона, а заодно день всех врунов, — положение с «урегулированием» не исправит. Все ведь знают, что есть только один способ положить конец боевым столкновениям в Сирии — прекратить круглосуточное излияние словесных демократических инициатив, у которых лишь одна цель: подлить масла в огонь. Ибо без поддержки Запада — пусть только словесной, на которую этот самый Запад большой мастер, — отступающие террористы-мятежники давно бы разбежались.

 

Сирия: Башар Асад наступает, и за это его не пустят на Олимпиаду в Лондон

Башар Асад будет и дальше гнуть свою линию. Он отлично знает, что делает. Мнение Евгения Сатановского, президента Института Ближнего Востока:

«Асад — пока — переигрывает своих противников. Ему удалось зачистить плацдармы в городах, в результате в Сирии нет территории, на которой можно организовать что-то, назвать это что-то правительством, и потребовать для защиты этого правительства введения бесполётной зоны. Противостояние в Сирии перешло в партизанщину, в состояние «нормальной» гражданской войны.

Кроме того, Башар Асад понимает, что в случае свержения его судьба будет не просто печальна, а трагична. Что как только он начнёт колебаться – ему конец, его семье конец, конец всем алавитам, да и стране. Пример Ливии это наглядно показал, и после уничтожения Каддафи любой правитель, которого свергают, ощущает себя загнанным в угол. Поэтому Асад будет драться до конца.

Асад достаточно удачно договорился с различными группами на своей территории, на которые мог опереться. Он взял под контроль криминалитет, который понял, что если к власти придут радикалы, они потеряют все. А в курдских районах Асад дал свободу действий Курдской рабочей партии.

Это был совершенно гениальный ход: таким образом Асад нейтрализовал турок и отсёк каналы поставок оружия через Курдистан — а это были основные каналы…» (источник: «Свободная пресса», Андрей Полунин).

Ни российская, ни китайская позиция по Сирии тоже не изменится — что бы там мировая дипломатия не заявляла о «сближении» позиций.

«Я думаю, что они тоже решительно повернули в сторону отказа от любой поддержки насилия, которое творит режим Асада» (источник: «Росбалт»). Так сказала Виктория Нуланд, официальный представитель американского Госдепа. «Они» — это китайцы. То есть Нуланд полагает, что «Китай прекращает поддержку президента Сирии Башара Асада» (тот же источник). Между тем официальный представитель МИД Китая Хун Лэй сказал всего лишь: «Китай высоко оценивает и поддерживает посреднические усилия Аннана и надеется, что его визит в Пекин и проведение переговоров с китайскими представителями будет способствовать достижению политического урегулирования в Сирии» (тот же источник).

Ранее, в середине марта, Виктория Нуланд отмечала «положительные изменения» и в позиции России. «РБК» приводит её слова, опубликованные на сайте внешнеполитического ведомства США: «План из пяти пунктов, разработанный Россией совместно с Лигой арабских государств (ЛАГ) по урегулированию ситуации в Сирии, демонстрирует положительные изменения в позиции РФ. Пропасть между нашими точками зрения сужается. Сейчас можно услышать заявления как России, так и Китая о том, что эти страны не заинтересованы в защите Б. Асада, что они не заинтересованы ни в чём, кроме прекращения насилия. Эта цель ещё не достигнута, но мы работаем над этим, и в наших действиях наблюдается всё большее единодушие».

Словом, дипломаты говорят о дипломатии, время от времени выдавая желаемое за действительное, а события в Сирии идут своим чередом.

Вооружённого вмешательства во внутренние дела Сирии тоже не будет.

Во-первых, не за горами в США президентские выборы, и Барак Обама пока единственный, кто предварительно имеет более 50% голосов. Довольно воинственный Митт Ромни — наиболее популярный кандидат от республиканцев, может похвастаться только 43% избирателей в своём рейтинге, в то время как относительно миролюбивый Обама на десять процентных пунктов впереди — у него 53% голосов. И если Ромни считает Россию врагом №1 для США (см. подробнее здесь), то Обама привык выражаться куда осторожнее, и даже экспрессивная Хиллари Клинтон с толку его не собьёт.

Вот, например, что после недавней встречи в Сеуле с президентом России Дмитрием Медведевым сказал Обама: «Несмотря на то, что существуют определенные трудности в наших подходах к этой проблеме, особенно в течение нескольких месяцев (вероятно, «последних нескольких». — О. Ч.), мы согласились в том, что нам следует поддерживать миссию Кофи Аннана, который собирается попытаться положить конец кровопролитию в Сирии и продвинуться вперед к созданию такого механизма, который позволил бы сирийскому народу иметь действительно легитимных представителей, иметь легитимное правительство» (источник: «Взгляд»).

Не собьёт Хиллари Клинтон с толку и Сергея Лаврова — русского министра иностранных дел.

«Сегодня я сказала господину Лаврову, что нельзя приравнивать насилие со стороны президента Сирии Башара Асада к действиям населения, которое вынуждено прибегать к самообороне… Мы не можем ожидать, что беззащитные граждане, подвергаемые артиллерийским обстрелам, прекратят сопротивление прежде, чем режим Асада предпримет какие-то конкретные шаги», — заверила госпожа Клинтон.

Тем временем в Сирии «беззащитные граждане, подвергаемые артиллерийским обстрелам», с плохо скрываемым нетерпением ждут возможности устранить Асада по ливийскому сценарию — с помощью западных армий. В тот же вторник Reuters сообщило, что представитель оппозиционного «Сирийского национального совета» (СНС) Джордж Сабра призвал западные и арабские страны к военной интервенции в Сирию с целью свержения президента Башара Асада. Помимо этого он призвал установить в воздушном пространстве республики бесполётную зону.

«Мы настаиваем на военной интервенции западных и арабских стран для того, чтобы защитить мирных жителей. Кроме того, мы требуем организации гуманитарных коридоров и бесполётных зон для обеспечения безопасности граждан и предотвращения резни, которую устраивает Башар Асад», — заявил Сабра» (источник: «Свободная пресса», Андрей Полунин).

Лавров вовсе не подпевает госсекретарю США и уж тем более не исполняет в этом дипломатическом дуэте вторую партию. В интервью программе «Вести в субботу» с Сергеем Брилёвым глава МИДа РФ чётко выразил российскую позицию:

«Посланник Генсека ООН/ЛАГ по Сирии Кофи Аннана передал сирийскому руководству свои предложения. Могу вас заверить, что в них речь не идёт об уходе (президента — прим. ред.) Башара Асада. Считаю, что вопрос о будущем Сирии должны решать сами сирийцы. Россия поддержит любую договорённость, сформулированную по итогам общесирийского политического диалога между правительством и всеми оппозиционными группами» (источник: «Актуальные комментарии»).

Что касается Хиллари Клинтон, то она словно бы не заодно с командой Обамы, а против неё. Должно быть, верит в победу на выборах Митта Ромни (обещающего не сократить, а увеличить военные расходы), которому тоже потребуется госсекретарь. С опытом работы.

Вторит Клинтон, увы, не Обама, а известный своей политической экстравагантностью неутомимый сенатор Джон Маккейн. Цитата:

«Республиканец Джон Маккейн и пять его коллег-сенаторов выступили с новой резолюцией по Сирии. По данным AP, в документе резко осуждаются действия сирийского руководства и указывается на недопустимую ситуацию с правами человека в арабской республике.

Инициативу Маккейна поддержали его однопартийцы Линдси Грэхем, Джон Кул, Келли Айотт и Джон Ховен, а также сенатор-демократ Джо Либерман. Они призвали Белый дом приступить к немедленному снабжению сирийской оппозиции «оружием и иным материальным обеспечением», которое позволит повстанцам противостоять правительственным силам. Сенаторы уверены, что подобные поставки в краткосрочной перспективе снимут с повестки дня разговоры о нанесении по сирийской территории воздушных ударов» (источник: «Росбалт»).

Во-вторых, сирийские «друзья», как и боевики, действующие против армии Асада, — сегодня разрозненны так же, как и вчера, и все их новые договорённости скорее формальны, нежели содержательны. Цитата:

«Конференция сирийских оппозиционеров, которая прошла накануне в Стамбуле, и инициатором которой является Сирийский национальный совет (СНС), так и не смогла собрать весь спектр представителей сопротивления. Замысел двухдневной встречи заключался в том, чтобы выработать национальный пакт, который бы включал разделяемые всеми группами цели и задачи, но сирийский «Национальный координационный комитет за демократические перемены» объявил о бойкотировании съезда.

По итогам конференции все же было принято решение, согласно которому СНС признан «официальным представителем» народа Сирии в диалоге с властями страны. Однако даже при принятии этого решения у представителей оппозиции возник ряд разногласий. Ранее сообщалось, что глава Сирийского национального совета Бурхан Гальюн назвал заявление Совета безопасности ООН, которое призывает к выполнению предложений Кофи Аннана по урегулированию сирийского кризиса, достойным, но не отвечающим «истинным потребностям сирийского народа» (источник: «Росбалт», Дмитрий Пановкин). Впереди у СНС ещё запланированная реструктуризация, доработка базовых принципов и положений Совета — в общем, всё, чтобы тянуть время, дожидаясь помощи не то от Запада, не то от стран суннитского блока.

На 1 апреля в Стамбуле намечена вторая встреча «Друзей Сирии». Россия от участия во встрече отказалась — так же, как отказалась и от участия в первой конференции «друзей», прошедшей 24 февраля в Тунисе. Сирийские власти на форум не приглашены. Как справедливо отметил А. Лукашевич, «Участники занимаются не поисками путей налаживания внутрисирийского диалога в интересах мирного разрешения конфликта, а напротив, скорее готовят почву для вмешательства извне» (источник: «РБК»).

Эта «подготовка почвы», эта надежда на помощь извне говорит не о силе и консолидации «друзей», а об их слабости и разобщённости.

В-третьих, стратегическая инициатива находится в руках Асада, армия которого день за днём теснит «революционеров». В результате антитеррористических операций «зачищены» Хомс, Хама, Идлиб; идёт преследование боевиков на периферии.

Оппозиционеры, не способные на прямое противостояние армии, полностью перешли к тактике террора. Последнее деяние боевиков — убийство бригадного генерала сирийских военно-воздушных сил Халефа Абдаллы. 28 марта четверо бандитов подкараулили его возле дома в Алеппо и расстреляли.

Накануне в Хомсе боевики, по сообщениям СМИ, обстреляли машину президента Башара Асада. Впрочем, официальная сирийская пресса никак не прокомментировала эту информацию и даже никак не осветила.

А чтобы было кому воевать, сирийские революционеры вербуют в свои ряды детишек:

«По заявлению специального представителя ООН по вопросу о положении детей в вооружённых конфликтах Радхику Кумарасвами, Организация Объединенных Наций «получила сведения, уличающие повстанческую Свободную армию Сирии в использовании несовершеннолетних в качестве солдат» (источник: «Комсомольская правда» в Украине»). Если это правда, то напрашивается параллель с последними месяцами Второй мировой войны, когда в Германии ставили под ружьё подростков.

Наконец, в-четвёртых, интервенция в Сирию для всех желающих вторгаться туда не окажется «лёгкой прогулкой». Тут вам и ПВО, и «запрещённое химическое оружие», от одного упоминания которого американцев потряхивает, и дружественный Иран и большая армия — 330.000 военнослужащих, многие из которых неплохо потренировались за последний год.

Мнение Евгения Сатановского, президента Института Ближнего Востока: «…Сирия куда сложнее для удара НАТО, чем Ливия. У нее очень неплохая армия, серьезная система ПВО, у солдат достаточно высокий боевой дух и мотивация. Армия в Сирии не раскололась, как предполагалось. Алавитские части в ней будут драться всерьез и до конца, суннитские части более-менее нейтрализованы, у них элементарно нет горючего, и они не способны на переворот, даже если этот переворот проплатят те же катарцы и саудовцы (как они делали в армиях Саддама и Каддафи). Горючего нет — а значит, невозможно брать Дамаск. Асад оставил полностью укомплектованными только части, которые ему абсолютно верны, и поступил в этом плане очень грамотно» (источник: «Свободная пресса», Андрей Полунин). Впрочем, НАТО и не собирается вмешиваться в конфликт: «У Североатлантического альянса нет никаких планов по военному вмешательству в Сирии. С таким заявлением выступил сегодня (26 марта. — О. Ч.) генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен» (источник: «Росбалт»).

А ещё западных миротворцев волнует «Хезболла»:

«Однако всё становится не так просто, когда перестаёшь думать о действиях национальных государств, и начинаешь думать о меньших по размеру, но более быстро реагирующих и метких военных группах таких, как «Хезболла», которые часто защищают собственные специфические интересы. И Сирия, и Иран — близкие финансовые и дипломатические сторонники ливанской группы «Хезболла», и любую угрозу этим двум режимам «Хезболла» может увидеть как угрозу и для них тоже. «Хезболла» не стеснялась напоминать международному сообществу о своих возможностях действовать за пределами Ливана. А международное сообщество, в свою очередь, ясно показало, что оно уяснило угрозу» (источник: «ИноСМИ» — «Христианский научный монитор», Скотт Болдэф).

Не надо забывать, говоря о «в-четвёртых», и об интересах России. О них догадливые американцы тоже давно догадались:

«Помните время, когда мир был простым, и США могли просто принимать решения в одностороннем порядке? Россия тоже помнит об этом времени — с момента падения Берлинской Стены в 1989 примерно до середины иракской войны — и внешняя политика Москвы за последние несколько недель показывает, что Россия хочет, чтобы это время закончилось.

В Сирии Россия была твёрдым и надёжным сторонником режима президента Башара аль-Асада, увеличив свой экспорт оружия в Сирию на около 600% за последние пять лет. В Сирии находится единственная иностранная военная база России, в средиземноморском городе Тартус. Потом Россия стала ключевым игроком, определяя, согласна ли Сирия придти за стол переговоров и по каким условиям. В среду Россия подтвердила, что поддержит попытку посреднической миссии специальным дипломатическим представителем ООН в Сирии Кофи Аннаном (Kofi Annan), если она не будет включать в себя никаких плохих условий, вроде принуждения Асада покинуть должность» (источник: «ИноСМИ» — «Христианский научный монитор», Скотт Болдэф). И ещё цитата: «Наивно ли принимать позицию России по Сирии и Ирану за чистую монету, то есть просто за попытку убедить два режима искать мирные решения посредством диалога? Возможно. Но когда государства потратили время и деньги на формирование альянсов в критическом регионе, наивно предполагать, что они не будут принимать меры по защите этих интересов» (тот же источник).

План Кофи Аннана, специального представителя ООН и ЛАГ, тоже не сработает, — пусть с ним и согласился Башар Асад. Ю. Б. Щегловин пишет: «Можно сколь угодно долго рассуждать о… «шести пунктах программы урегулирования Россия — ЛАГ», или об инициативах К. Аннана, но суть урегулирования лежит в ряде обязательных условий, к которым ни Дамаск, ни оппозиция не готовы сейчас. Все остальное является обычной дипломатической деятельностью. Прежде всего — это мораторий на любые мирные или немирные акции протеста с одновременным выводов основных сил силовиков из городов. Все остальные моменты, например, освобождение политических заключенных или создание новых политических партий для участия в выборах, должно стать итогом прямых переговоров уполномоченных лиц от оппозиции и самого президента или его ближайшего окружения. Отсюда вытекает еще два условия – отказ оппозиции от тезиса «безусловного ухода Башара Асада» и формирование уполномоченного органа оппозиции, который выражал бы интересы всех сегментов оппозиции. И с первым, и со вторым проблемы…»

На недавних переговорах президента России Дмитрия Медведева и Кофи Аннана было сказано следующее:

«Может быть, для Сирии это последний шанс избежать затяжной кровопролитной гражданской войны, — заявил президент. — Поэтому мы будем оказывать вам всяческую помощь на любом уровне, по различным направлениям». — «Мы рассчитываем, что сможем вновь положиться на помощь и на добрые советы со стороны России», — ответил бывший генсек ООН» (источник: «Российская газета», Екатерина Забродина).

О плане Кофи Аннана:

«План предусматривает: выработку внутрисирийского политического решения, учитывающего чаяния и озабоченности сирийского народа; прекращение под наблюдением ООН вооруженного насилия в любых формах всеми сторонами конфликта для защиты населения. Кроме того, все стороны конфликта должны обеспечить доступ гуманитарной помощи во все охваченные вооруженными столкновениями районы страны и соблюдать ежедневную двухчасовую гуманитарную паузу.

Что касается обязанностей властей Сирии, то они должны как можно скорее выпустить задержанных за участие в акциях протеста людей, обеспечить журналистам свободное перемещение по стране, а также уважать свободу собраний и право на мирные демонстрации» (источник: «Росбалт»).

Эти пункты были приняты Советом безопасности ООН. Впрочем, юридической силы план не имеет. (Кстати, ЛАГ выработала новый пакет решений относительно Сирии, который учитывает пункты Аннана. Если в январе Лига предлагала Асаду передать полномочия заместителю Фаруку Аш-Шараа, то теперь требовать отставки действующего сирийского президента она не собирается).

Асад с пунктами Аннана согласился, но мятежники не собираются их выполнять:

«Участники состоявшегося в Стамбуле форума сирийских оппозиционных сил договорились продолжать борьбу против режима Башара Асада. Как заявил сегодня по итогам конференции представитель Сирийского национального совета (СНС) Джордж Сабра, «после свержения нынешнего руководства будет сформировано переходное правительство», которое займется подготовкой референдума.

«Прежде всего, достигнуто соглашение по «национальному пакту». Мы договорились сообща продолжать борьбу, чтобы вернуть нашу свободу и честь. Многие тысячи наших граждан покинули свои дома из-за насилия и льющейся в Сирии крови. Но они и те, кто требует реформ, продолжают бороться и оказывать сопротивление», — сказал Сабра. По его словам, уже создана комиссия, которая проведет предварительную работу для формирования переходного правительства и созыва референдума» (источник: ИТАР-ТАСС, Кирилл Жаров).

Поэтому Асад будет продолжать теснить оппозиционеров, а страны Запада будут продолжать обвинять его в недемократичности и насилии, и сочинять разные страшные истории. Например, такие:

«Верховный комиссар ООН по правам человека Нави Пиллай заявила, что правительственные войска Сирии используют детей в качестве мишеней. «Сотни детей задержаны и подвергаются пыткам. Это ужасно», — сказала Пиллай в интервью BBC.

«Детям стреляют по ногам, их содержат в заключении вместе со взрослыми в нечеловеческих условиях. Раненым детям отказывают в медицинской помощи, их удерживают либо в качестве заложников, либо как источник информации», — подчеркнула омбудсмен» (источник: «Росбалт»).

Сочинять истории будут, — но на военную интервенцию против Сирии никто не решится.

Всё, что сделал Запад против Асада за последнюю неделю, — это включил его семью в «чёрный список» ЕС. Башар и Асма не смогут, например, посетить летние Олимпийские игры в Лондоне и посмотреть на сирийских спортсменов.

Так что же будет? То, что было и прежде, — информационная война. Запад будет продолжать подливать масла в огонь, надеясь взять Башара Асада не мытьём, так катаньем — то есть не горячей войной, на которую ни США, ни НАТО не пойдут, — но холодной.

 

II. «Мы уже видели это кино»

 

В «Вашингтон Пост» от 29 марта помещена статья-мнение Дэвида Игнатиуса «Свержение сирийского Асада путём «мягкой посадки».

Автор считает, что сейчас настало время для «сирийских революционеров», чтобы получить ответ «да» от Башара Асада и поддержать подход ООН — «вместо того, чтобы катиться к гражданской войне», которая несёт смерти и разруху.

По мнению Игнатиуса, если и правительство Асада, и Россия, и Китай одобрили план Кофи Аннана, то это предложение (пусть оно и имеет, как считает журналист, много слабостей) откроет путь к «мягкой посадке» — свергнуть Асада, «не разрушая стабильности страны».

 

Сирия: Башар Асад наступает, и за это его не пустят на Олимпиаду в Лондон

 

Игнатиус признаёт, что «умеренные дипломатические решения — для обывателей». Но тут же пишет, что сирийская оппозиция ждёт поставок оружия, создания бесполётной зоны и других вариантов чисто военных решений. «Трудно с точки зрения морали понять причины таких действий оппозиции; проблема в том, что эти военные решения дадут куда больше невинных убитых граждан и разрушат и без того неустойчивое равновесие сирийского государства».

Автор продолжает: «Мы должны извлечь уроки из недавней ближневосточной истории и найти в Сирии невоенное решение — пусть и с неизбежной здесь неясностью и потребностью достигать компромисса с малоприятными людьми. Соглашение о мире в Сирии также отведёт главную роль России и Китаю, двум странам, которые не заслуживают хорошей прессы. Все согласятся со мной: Владимир Путин получит парадную телеграфную ленту, если окажет посредническую помощь в относительно мирном уходе Асада».

Журналист приводит в качестве отрицательного примера Ирак, в котором было реализовано военное решение. «В этом смысле американское вторжение неумышленно и трагично отправило Ирак назад во времени. Ирак получил порцию «демократии», но потерял общественную сплочённость». «Демократия» взята в кавычки автором. — О. Ч.).

В общем, США, по мнению журналиста, должны извлечь уроки из истории в Ираке — и не наделать тех же ошибок в Сирии. Автор статьи — не сторонник вооружения оппозиции: «Мы уже видели это кино. Мы знаем, что это приводит к своего рода беззаконию, которое очень тяжело изменить». Поэтому Игнатиус говорит: «Я верю правительству Обамы…» Он считает, что нужно продолжать искать поддержки Москвы — даже после той «неповоротливости русских», которую «госсекретарь Хиллари Клинтон (неблагоразумно, но точно) описала в прошлом месяце как «презренную».

Далее он пишет: «Это — момент для реальной политики: Запад нуждается в помощи России в свержении Асада без гражданской войны, и Россия должна посредничать при переходе для поддержки собственного будущего влияния в арабском мире. Это — логика прагматика, и она лежит в основе мирных усилий Аннана».

Чтобы уменьшить возможное кровопролитие, которое, скорее всего, произойдёт после ухода Асада — ведь политические изменения вряд ли пройдут в Сирии «без некоторого кровопролития», — журналист считает, что «Друзья Сирии» должны подумать «о способах предотвращения репрессий против алавитов и христианских сообществ, которые были лояльны к режиму», — уже в тот момент, когда Асад будет находиться на борту самолёта, летящего в Доху или Москву. «Я надеюсь, — пишет Игнатиус, — что Аннан обратится к лидерам этих меньшинств с предложением им заверения в том, что при уходе Асада они не будут уничтожены».

Таким образом, все вопросы, по Игнатиусу, решит в Сирии Аннан. Иной вариант, кроме отставки Асада, журналист даже не рассматривает.

Далее он пишет: «Альтернатива дипломатической мягкой посадке — война, которая разрушит этническую мозаику в Сирии. Легко вообразить суннитских ополченцев, получающих контроль над центральными городами, такими как Хомс, Хама и Идлиб, в то время как части алавитов отступают к областям Дамаска и Латакии на севере. Асад ещё может претендовать на пост президента в этом сценарии, но он будет немногим больше полевого командира (хотя и с доступом к химическому оружию). Это мрачный сценарий, по которому западные воздушные силы дадут ограниченный эффект».

В статье в «Вашингтон Пост» со ссылкой на «Ассошиэйтед Пресс» от 29 марта, озаглавленной «США выражают надежду, что дипломатия поможет прекратить в Сирии насилие, а Клинтон едет в регион с вопросами, которые остались без ответа», сообщается, что Сирия «застряла в конфликте между жестоким правительством и вооружёнными восставшими, — так, что ни одна страна не может быть уверена, что желает её поддержать. И не ясно, что может сделать Аннан, чтобы остановить кровопролитие». В статье приводится мнение Виктории Нуланд, которая сказала, что «режим Асада не в состоянии выполнить обязательства, принятые через посредничество Аннана во вторник, когда Асад в числе прочих условий согласился и на прекращение огня. С тех пор десятки людей было убиты силами Асада».

«Но Нуланд сказала, что США поддерживают международные дипломатические усилия и заявляют, что правительство по-прежнему настроено против военного вмешательства».

Далее в статье отмечается, что, в отличие от Ливии, «лидер которой — Муаммар Каддафи — внушал всему миру отвращение, у Сирии всё ещё имеются союзники в России и Иране и огромная собственная армия».

Также в статье сообщается, что Хиллари Клинтон, после встречи с саудовским королём, прибудет в Стамбул на «Встречу Друзей Сирии», на которой будет представлено шестьдесят стран.

Как указывается в статье, на вопрос о том, что могло бы явиться успехом в этой встрече, Нуланд ответила: «Мы хотим видеть так много единства, сколько его возможно среди этих участников оппозиции». Также упоминается гуманитарная помощь и дальнейшая изоляция правительства Асада. Повестка дня аналогична февральской, озвученной в Тунисе.

Отмечается также, что в США растёт число законодателей, выступающих за американское вмешательство. Упоминается «группа республиканских сенаторов» и сенатор Джо Либерман, которые в среду осудили злодеяния режима Асада. Некоторые сенаторы (Джон Маккейн, Линдси Грэхем) подвергли критике позицию Обамы. Однако правительство не желает быть вовлечённым в то, что, «по существу, является гражданской войной».

В заключение статьи приводятся слова Хиллари Клинтон о том, что США и их союзники собираются помочь оппозиционерам-суннитам «усовершенствовать своё видение всеобъемлющей демократии». Предполагается убедить «меньшинство, всё ещё поддерживающее правительство, в том, что у него будет место в послеасадовском будущем».

В «Нью-Йорк Таймс» от 28 марта опубликован ливанский репортаж Энн Барнард: «Беженцы говорят, что в сирийском наступлении на демократию сосед стреляет в соседа».

В репортаже говорится, что, по мнению мусульман-суннитов, которые бежали из Сирии, правительственное подавление сопротивления, организованное религиозным меньшинством, присоединившимся к Асаду, носит сектантский характер, и многие сунниты уверены, что проводится кампания, вынуждающая их бросить свои дома в некоторых областях страны.

В доказательство приводятся слова беженцев из города Аль-Кусайра, которые «полагали, что правительство не только поразило непокорные городские центры, но и города и деревни, которые не были замечены в качестве центров восстания».

Далее читаем: «Есть не менее 6000 сирийских беженцев, живущих в Долине Бекаа в восточном Ливане, согласно данным Организации Объединенных Наций, включая несколько десятков женщин и детей, у которых взяли интервью — здесь, на северном краю долины. Они сказали, что ощущали угрозу, поскольку они сунниты, и некоторые из них сказали, что видели, как военные выдают винтовки жителям соседних деревень, населённых алавитами — членами той же неортодоксальной секты мусульман, в которой состоит и г-н Асад, — и что их соседи тогда открыли по ним огонь. Сказанное ими подкрепляют сообщения активистов из Сирии, полученные по телефону, и электронные письма о выдвижении вперёд сектантской линии, и интервью с людьми в Сирии».

У доктора из города Аль-Кусайра, не назвавшего своего имени и преставившегося Халидом бин аль-Валидом, сподвижником пророка Мухаммеда, спросили, не беспокоится ли он по тому поводу, что молодые сунниты могут решить отмстить алавитам.

«Нет, — сказал он, идя через темнеющий персиковый сад. — Наша религия учит нас прощать».

Но другой житель города Аль-Кусайра, Абу Халил, который находился рядом с ним, не согласился.

«Мы должны прощать до тех пор, пока в живых не останется ни одного суннита?» — спросил он».

В «Чикаго Трибюн» 29 марта опубликована статья-мнение Элизабет Шэкман Херд «Трагедия свободы вероисповедания в Сирии».

После вступительных рассуждений на тему того, что такое свобода вероисповедания, журналистка пишет:

«Возьмите кризис в Сирии. В определённых кругах существует страх, что после падения режима Асада сирийцы-немусульмане (и, возможно, мусульмане-несунниты) начнут страдать от недостатка свободы вероисповедания. «USA Today» сообщает, что «христиане в Сирии, там, где мусульмане восстали против президента Башара Асада, были подвергнуты убийствам, изнасилованиям и похищениям — в Дамаске и мятежных городах, согласно христианским группам правозащитников».

С логикой этой рассказанной в газете истории всё обстоит просто: «…результатом свержения Асада будет христианское преследование». Поэтому Сирия нуждается в свободе вероисповедания.

И вот здесь-то журналистке видится интересная проблема.

«Проблема в том, что сирийские революционеры — не «мусульмане, поднявшиеся против Асада». Это сказка режима, не соответствующая реальности на улицах сирийских городов. В течение многих десятилетий семья Асад полагалась на подразумеваемую угрозу сектантской анархии, скрывающейся под поверхностью общества и политики, чтобы оправдать своё самодержавное правление. Это не религиозный конфликт суннитов против алавитов и шиитских союзников в Иране и Ливане. Представление его в качестве такового укрепляет границы религиозных различий и делает насилие на религиозной почве более вероятным. В этом случае, к сожалению, сильная поддержка во имя защиты свободы христианской веры узаконивает сильный и всё более незаконный режим. Она подливает масла в огонь религиозного и сектантского конфликта, который, как утверждает свобода вероисповедания, она способна преодолеть, поскольку обладает для этого уникальными возможностями».

Журналистка пишет: «Как и в Тунисе, Ливии и Египте, сирийское восстание — низовое, народное восстание против светской автократии. Люди из всех слоёв общества, включая алавитов, встречаются среди протестующих. Это не борьба между алавитами и христианами. Это — борьба между авторитарным режимом, который разделил ресурсы страны и подавил её людей, и теми, кто выступает против этого. Сирийские люди с обеих сторон — разного происхождения. Одна из самых видных сирийских диссиденток, Фадва Сулейман, — известная актриса, алавитка. В то же время у многих алавитов есть кто-то в их семьях, работающий в силах безопасности Асада или в других правительственных органах, и многие опасаются увольнения, безработицы и коллективного наказания…»

Элизабет Шэкман Херд считает, что идея о борьбе между террористами-суннитами и правящим режимом точно так же ложна, как и идея о борьбе в Сирии между мусульманами и христианами. «Тот аргумент, — пишет журналистка, — согласно которому свобода вероисповедания — решение для всех, лишь вводит измученную Сирию в заблуждение».

Источник

Реклама
One Comment leave one →
  1. 31.03.2012 Суббота 13:27

    Хороший подбор материалов. В Сирии идет борьба вменяемого руководства страны и большинства населения с наемниками из других стран.

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: