Skip to content

Секретные тюрьмы ЦРУ в Восточной Европе: политические последствия

04.04.2012 Среда

Григорий  ТИНСКИЙ

Скандал с незаконными тюрьмами ЦРУ по всему миру начался с публикации в The Washington Post 2 ноября 2005 года статьи Даны Прист под заголовком «CIA Holds Terror Suspects in Secret Prisons» («ЦРУ содержит подозреваемых в терроризме в секретных тюрьмах»). Страны, где находятся эти тюрьмы, в статье были названы «восточно-европейскими». Уважаемая газета признала, что названия стран не указаны в статье по просьбе Белого Дома.


На следующий день нью-йоркское отделение Human Rights Watch сообщило, что страны, на территории которых предположительно находятся эти тюрьмы, — это Польша и Румыния. 4 ноября Председатель Парламентской ассамблеи Совета Европы René van der Linden заявил, что Ассамблея займется выяснением всех деталей этого дела. 7 ноября швейцарский сенатор и бывший прокурор Дик Марти был назначен председателем комиссии Ассамблеи по расследованию обвинений Washington Post в адрес ЦРУ. 25 ноября Марти выступил с заявлением о предлагаемых им методах проверки информации о секретных тюрьмах ЦРУ. Опытный прокурор, он обратился к анализу спутниковых данных европейского агентства контроля за авиаполетами Eurocontrol. Уже 24 января 2006 года появился первый доклад комиссии Дика Марти, который утверждал, что на основании анализа данных Eurocontrol можно сделать вывод о том, что правительства европейских стран не могли не знать о нелегальной деятельности ЦРУ в Европе. В окончательном докладе комиссии, опубликованном 7 июня 2006 года, содержалось утверждение о том, что комиссии удалось разоблачить мировую сеть, служившую ЦРУ для секретного и нелегального перемещения заключенных, подозреваемых в терроризме, в которой добровольно принимали участие 14 государств-членов Совета Европы. 27 июня 2007 года Ассамблея утвердила окончательный доклад. В нем подтверждалась информация о наличии секретных тюрем ЦРУ в Польше и Румынии и, что важно, рекомендовалось Комитету Министров ПАСЕ подготовить рекомендации по данному вопросу, чтобы информация, касающаяся гражданской, уголовной или политической ответственности представителей государства за серьезные нарушения прав человека была исключена из перечня, защищенного государственной тайной. С полным текстом рекомендаций ПАСЕ по этому вопросу можно ознакомиться здесь.

Кроме Польши и Румынии под подозрение в нелегальном сотрудничестве с ЦРУ попала и Литва. Румынские власти просто категорически отказались расследовать это дело. А вот Литве пришлось хуже. В 2009 году американское телевидение ABC News сообщило, что в этой стране ЦРУ содержало в тюрьме восемь террористов Аль-Кайды. В декабре 2009 года парламентский комитет по вопросам обороны и безопасности Литовского сейма установил, что в стране действительно существовал такие тюрьмы и что самолеты, арендованные ЦРУ, приземлялись на территории страны. Об этом сообщил председатель комитета Арвидас Анушаускас. Первая тюрьма была создана в 2002 году, вторая в 2004-2005 г.г. Было установлено, что американцы обратились в Департамент Безопасности Литвы с просьбой подготовить соответствующие помещения для содержания подозреваемых в терроризме. Руководители литовских спецслужб, якобы, не информировали об этом руководство страны. Генеральная прокуратура Литвы в январе 2011 года прекратила расследование по делу в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности. Бывшие президент Валдас Адамкус и премьер-министр Альгирдас Бразаускас, так же как и литовские военные, категорически всё отрицали. В марте 2010 года нынешний президент Далия Грибаускайте в интервью «The Irish Times» заверила, что Литва сделала всё, что могла для расследования и что больше информации может дать только ЦРУ. Однако обстоятельства дела позволяют усомниться в искренности литовского президента. Amnesty International в сентябре прошлого года опубликовала данные о том, что самолет ЦРУ в феврале 2005 года совершил полет из столицы Марокко Рабата — в Вильнюс. На его борту находился уже знакомый нам Абу Зубайда. Кстати, после отказа литовской прокуратуры расследовать факты, связанные с тюрьмой ЦРУ, Зубайда подал иск в Европейский Трибунал по правам человека против Литвы.

В неудобной ситуации оказалась Румыния, отказавшаяся расследовать историю с тюрьмой ЦРУ на своей территории. В 2009 году «New York Times» подробно описала, как ЦРУ организовывала секретную тюрьму недалеко от центра Бухареста. Ответственным за эту операцию стал Kyle D. Foggo, руководитель главной базы снабжения ЦРУ в Европе. Тюрьма была предназначена для содержания шести арестованных, однако в ней ни разу не находились более четырех узников. В интервью для «New York Times» Foggo заявил:
«Операция была слишком деликатной, чтобы ей можно было руководить из Лэнгли. Я очень рад, что смог помочь своей стране в борьбе с терроризмом».

Новые подробности румынской истории опубликовали в 2011 немецкая «Sueddeutsche Zeitung» и агентство Associated Press. По их информации тюрьма действовала в 2003-2006 г.г. в здании ORNISS, официального архива секретной информации Румынии. В подвале здания было оборудовано шесть камер, в каждой из которых стояли часы и указатель направления на Мекку, чтобы мусульманские узники знали время молитвы и
могли в соответствии с требованиями Корана класть поклоны в сторону исламской святыни. Зато, по информации Associated Press, обращение с арестантами было более мягким, чем в остальных тюрьмах ЦРУ — их «всего лишь» лишали сна, поливали водой и заставляли часами стоять в неудобных позах. Пытка «утоплением» в гуманной Румынии не применялись.

Польское следствие и общественная дискуссия вокруг него

Надо отдать должное польской прокуратуре — ей пришлось преодолеть немало трудностей на пути к предъявлению обвинения бывшему шефу разведки Польши. Уголовное дело, возбужденное еще в 2008 году, буксовало, пока в конце прошлого года вынесенное лично Председателем Верховного суда Польши Станиславом Домбровским постановление, обязывающее Агентство Разведки выдать следствию документы о тюрьме в Кейкутах не возымело действие. Перед этим документом вынужден был склонить голову даже генерал Мачей Хуня, преемник обвиняемого Збигнева Семёнтковского. Пожелавший остаться неизвестным офицер польской разведки сообщил прессе, что поляки получили ясный сигнал из-за океана, свидетельствующий о недовольстве успехами польского следствия. В Лэнгли полякам дали понять, что лучше бы они последовали примерам Литвы и Румынии, оказавшимся более осторожными при передаче информации в следственные органы. Анонимный офицер также выразил сожаление о том, что огласка операции столь высокой степени секретности неизбежно повлияет на отношения с американскими союзниками.

С того момента, когда Washington Post, Совет Европы и ПАСЕ обнародовали факт существования в Польше секретной тюрьмы ЦРУ, бывшие в 2001-2004 г.г у власти президент Александр Квасьневски и премьер-министр Лешек Миллер многократно повторяли, что польская разведка действительно сотрудничала с ЦРУ, но никаких тюрем в Польше не было. Теперь же следствие располагает доказательствами того, что двое подозреваемых в терроризме подданных Королевства Саудовской Аравии — Абд аль-Рахим Хуссейн Абду аль Насири и Абу Зубайда (оба, кстати, до сих пор сидят в лагере Гуантанамо), содержались в секретной тюрьме в Старых Кейкутах. Это событие квалифицируется прокуратурой в качестве преступления, предусмотренного ст.189 Уголовного кодекса Польши — «незаконное лишение свободы с применением пыток». Не последнее место в расследовании этого скандального дела занимает позиция Евросоюза, решительно осуждающего действия США. На днях в Брюсселе состоялось заседание комиссии Европейского парламента по гражданским свободам и юстиции. Свой доклад на комиссии представила депутат от Франции Элен Флютр. Она заявила, что работает над новым документом о тюрьмах ЦРУ в Европе, в котором намерена поднять вопрос о роли НАТО в этой истории. По её мнению, секретные документы Северо-Атлантического Альянса могут содержать информацию на эту тему и даже предписывать странам-членам НАТО оказывать друг другу помощь в подобных ситуациях.

Однако приглашенные официальные представители Румынии, Литвы и Польши приехать в Брюссель отказались. Польшу представлял только вице-президент Хельсинкской группы Адам Боднар. Результаты заседания пока не оглашались. Совершенно естественно, что вокруг следствия, затронувшего столь важные для страны вопросы, в Польше возникла достаточно жаркая общественная дискуссия. Начало ей положил известный правоконсервативный публицист Пётр Сквециньски, награжденный покойным президентом Лехом Качиньским Орденом Возрождения Польши. В статье, опубликованной в «Речи Посполитой» под заголовком «Не наказывать за Кейкуты» он пишет следующее:
«Должны ли быть осуждены Лешек Миллер и Збигнев Семёнтковски за то, что предоставили американцам помещение, в котором содержались подозреваемые в терроризме? Считаю, что нет. Очень плохим сигналом было бы наказание их за то, что они поступили в соответствии с интересами государства. Враг атаковал весь Запад, т.е. и нас тоже. Запад, частью которого мы стали совсем недавно, вопреки скептицизму многих. Поэтому мы обязаны подчеркнуть наше единство с ведущей страной Запада. Миллер и Семёнтковски, бывшие члены ПОРП, — не мои любимые герои, но очень важно, что они порвали с подчинением Москве, решившись на союз с Западом. Моего мнения не изменит применение в Кейкутах пыток. В военное время эти методы применялись, и будут применяться. Когда на одной чаше весов — жизнь наших граждан, а на другой — муки наших врагов, выбор, к сожалению, очевиден».

Эту откровенно людоедскую позицию польского орденоносца, к счастью, разделяют не все поляки. Либеральная «Газета Выборча», которая, собственно, и приподняла завесу молчания над совершенно секретным уголовным делом, опубликовала статьи известных публицисток Агаты Новаковской и Доминики Велёвейской, которые продемонстрировали подлинно гражданскую позицию в этом непростом для польского общества вопросе:
«Меня возмутило, что наши власти пытались замести это дело под ковер. Согласие польских властей разместить в стране секретную тюрьму можно объяснить только чрезмерной услужливостью наших правительств по отношению к Соединенным Штатам. Мы просто позволили себя использовать», — написала в своей статье Новаковска.

«Те, кто позволил создать эту тюрьму в нашей стране, — Александр Квасьневски и Лешек Миллер — должны предстать перед Государственным Трибуналом», — вторит ей Доминика Велёвейска.

В многочисленных комментариях польских читателей к статьям Петра Сквециньского, Агаты Новаковской и Доминики Велёвейской отчетливо преобладает мнение о нарушении польской конституции и государственного суверенитета правительством и президентом Польши, разрешившим открыть на территории страны американскую пыточную тюрьму, пользующуюся правом экстерриториальности. Можно с уверенностью констатировать, что, несмотря на более чем дружелюбное отношение поляков к США, польское общество чувствует себя глубоко оскорбленным бесцеремонным использованием территории Польши американскими союзниками для создания европейского филиала лагеря Гуантанамо.

Политические последствия «тюремного скандала»

Польша — страна развитой парламентской демократии. Поэтому было бы наивно ожидать, что столь значимое событие, всколыхнувшее гражданское общество страны, пройдет незамеченным для основных политических партий, пребывающих в состоянии острой конкурентной борьбы. Наиболее популярный взгляд на «тюремный скандал» высказал один из пользователей Интернета в комментарии к уже цитированной статье Петра Сквициньского:
«Удивительно, что „ведущее государство Запада“ искало убежища для содержания и пыток узников за границей США. Сам этот факт бросает тень на решения Миллера-Семёнтковского. Другой вопрос, что „Гражданская Плаформа“ пытается использовать эту проблему для усмирения SLD в связи с его позицией по пенсионной реформе. Польша — суверенное государство, которое не должно снимать шапку ни перед Москвой, ни перед Вашингтоном, а позиция правящей партии по секретной тюрьме в Кейкутах, на самом деле, вызвана не возмущением нарушением суверенитета Польши, а политической конъюнктурой».

Острую позицию по «тюремному скандалу» высказал Януш Паликот — новая звезда польской политики, лидер третьей силы в польском сейме, философ-атеист и бывший водочный «король»:
«Польша не должна быть международной куртизанкой. Мы не давали согласия на то, чтобы в нашей стране пытали людей. Мы всегда были на стороне преследуемых, а теперь плечом к плечу с американцами стали палачами. Общество должно решить, имеют ли право заниматься политикой люди, которые разрешили создать пыточную тюрьму в нашей стране».

В заявлении Паликота слышится явный намек на Государственный Трибунал — единственный орган в Польше, который может лишить гражданина страны права заниматься политикой. Внешне парадоксальную, но вполне предсказуемую позицию занял извечный оппонент Миллера, брат покойного президента Леха Качиньского, Ярослав Качиньски:
«Публикация в „Газете Выборчей“ не случайно появилась в тот момент, когда „Гражданская Платформа“ теряет общественную поддержку в связи с попыткой затушевать смоленскую катастрофу и неудачной пенсионной реформой».

Такая завуалированная поддержка главного кандидата на должность нарушителя польского суверенитета Лешка Миллера вызвана отнюдь не приступом поздней любви к неокоммунистам, а исключительно заботой о собственной безопасности. Следующим за правительством SLD было правительство, которое возглавил никто иной, как Ярослав Качиньски, который на все вопросы о секретной тюрьме ЦРУ в Кейкутах монотонно отвечал, что ему и его правительству об этих «сплетнях» ничего не известно. Так что в случае, если Миллер предстанет перед Государственным Трибуналом, у Качиньского есть все шансы занять соседнее с ним место на скамье подсудимых.

Сам66-летний Лешек Миллер, только в декабре прошлого года вернувший себе руководство партией SLD, одним из основателей которой он был, скупо комментирует обвинения в свой адрес, объясняя все происходящее так же, как и его оппонент, политической ангажированностью следствия. Ясно, что польскую политическую сцену ждет внеочередная смена декораций, а карьера Миллера, видимо, близится к закату. Сам он вошел в историю польского политического фольклора фразой о том, что настоящего мужчину можно узнать не по тому, как он начинает, а по тому, как кончает. Похоже, политическая кончина бывшего секретаря ЦК ПОРП по идеологии будет яркой и запоминающейся.

Источник

Реклама
No comments yet

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: